November 26th, 2018

moose, transparent

шахматная терминология 19 века

Посмотрел несколько шахматных учебников 19 века (Бутримова 1821, Неймана 1869, перевод с немецкого; оба есть в Google Books, см. также эту коллекцию). Любопытные различия в терминологии:

- сегодня слово "фигуры" используется как в широком смысле, включая пешки, так и в узком - отдельно фигуры и пешки. Контекст определяет, какой из смыслов используется. В 19-м веке в узком смысле всегда называют "офицеры", т.е. в игре участвуют офицеры и пешки. В широком смысле в 1821г. еще пишут "шашки", в 1869 уже "фигуры". Итак, шашки/фигуры деляется на офицеров и пешек.

- "ферзь" в 1821 женского рода, в 1869 уже мужского. Интересно, что я почему-то думал, что раньше говорили "королева", а потом уже в советское время перевели на "ферзь" - наверное, потому, что во дворе игроки-любители говорили королева. Оказывается, это совершенно неверно, в 19-м веке всюду ферзь, только род колеблется.

- 1821: надо объявлять шах королю и ферзю: "Шах ферзи!". 1869 требует объявлять шах только королю. Идея была очевидно в том, чтобы помочь слабым игрокам не зевнуть ферзя, правила от этого не меняются (ферзь не обязан "защищаться от шаха", как король).

- 1821: объявляют "шах и мат", 1869: просто мат.

- ничья называется "розыгрыш". Также говорят "партия сделалась ничьею", т.е. "ничья" функционирует как прилагательное при партии, а не отдельное существительное, как сейчас.

- 1821: поперечные и перпендикулярные линии. 1869: как сейчас, горизонтальные и вертикальные.

- брать на проходе называется "брать мимоходом" (1869, в 1821 нет особого названия).

- "выиграть количеством значит взять ладью за какого-нибудь легкого офицера" (1869). Сегодня это называют качество. Так история шахмат демонстрирует справедливость марксистской теории: количество переходит в качество.

========================================

Это уже не шахматы, но вот несколько языковых особенностей книги 1821г., которые мне бросились в глаза:

- использования предлога "по" в значении "после", например "ферзь первая фигура по царе", т.е. главная после короля. Интересно, когда это вымерло.
- счастье в значении удача: "одна из тех немногих игр, в которых счастие нимало не участвует, но все зависит от рассуждения и предусмотрительности; а потому играть в нее и без денег очень занимательно".
moose, transparent

о риске

Из лекции Мамардашвили о Прусте (1984), довольно странная сентенция, которая привязалась ко мне --

"Самая ничтожная женщина лучше самого умного и гениального собеседника, потому что с гениальным собеседником я имею дело как салонный говорун, а с ничтожной женщиной я рискую, там вовлечены желания, и только через них, только через желание и боль, я могу узнать и мир, и других, и себя."

Неожиданная перекличка с концепцией "skin in the game" (что имеет смысл слушать только те мнения, авторы которых "участвуют в игре", рискуют чем-то, а иначе это всегда глупая болтовня), которую распиаривает настойчиво в последнее время Нассим Талеб - его последняя книга так и называется "Skin in the Game", русский перевод "Рискуя собственной шкурой".

Я перестал воспринимать Талеба всерьез, на мой взгляд, в последние годы он превратился в самопародийного клоуна - но сама идея вовлеченности, риска как гаранта серьезного отношения - она шире Талеба, конечно, и полезна, но все-таки наверное не всегда. Цитата из Мамардашвили не проходит моей внутренней проверки на вшивость, такое отношение чуждо мне. Я могу только смотреть на него со стороны, как марсианский антрополог на землян, и изучать с интересом.

P.S. Современный политический контекст сразу навязывает, начиная со слов "самая ничтожная женщина", и потом их противопоставления "гениальному собеседнику", мысли о женоненавистничестве, феминизме итд. И мне при первом прочтении эта цитата показалась совсем уродливой в первую очередь по этой причине. Но, поразмыслив и почитав глубже эту лекцию, я прихожу к выводу, что наверное зря -- Мамардашвили, наверное, с таким же энтузиазмом поддержал бы фразу, в которой пол всех участников изменен на противоположный; ему важно объяснить и подчеркнуть мысль Пруста (как он ее пересказывает), что любовные свидания заведомо лучше любых интеллектуальных разговоров:

"с точки зрения Пруста, свидание не было бы потерянным временем, – потерянным временем была бы умная беседа по одной простой причине: там, где мы не рискуем, где мы не поставлены на карту в своих переживаниях, в своих восприятиях и в своей судьбе, – там потерянное время (в том числе таковыми являются интеллектуальные беседы). Пруст в свое время говорил (он был большой противник снобизма, который состоит во встречах или в окружении себя умными и содержательными людьми): беседовать с умными людьми – это то же самое, что прийти в гости и, вместо ожидаемого приключения, оказаться в светском салоне, где тебе сунули в руки альбом с семейными фотографиями и ты должен с видимым интересом на лице их разглядывать, или, скажем, что с вами, наверное, часто случалось, разглядывать диапозитивы в темной комнате."