August 26th, 2019

moose, transparent

статьи о кризисе воспроизводимости

“How reliable is cognitive neuroscience?”

Отличная подборка статей о кризисе воспроизводимости в психологии и когнитивной нейробиологии, который наблюдается в них последние лет 7-8 и привел к пересмотру или отмене целых исследовательских направлений и школ. Эта подборка сделана для семинара по данной теме. Я нахожу в ней знаменитые хиты.

(Например, там есть статья о мертвом лососе в fMRI-сканнере: лососю показывали фотографии людей, испытывающих разные эмоции, и пользуясь стандартными методами когнитивных исследований с помощью fMRI-сканов мозга, авторы обнаружили корреляции, "доказывающие", что мертвый лосось понимал, какие эмоции испытывали люди на фотографиях. Эта статья наделала много шума 10 лет назад, потому что показала, что стандартные методы в данной области легко позволяют доказать что угодно)

Но есть и немало статей, которые я не читал, и выглядят очень интересно. Думаю, что для серьезного знакомства с этой темой это отличная подборка. Отдельно отмечу, что хорошо представлены также статьи ученых, которые не верят в кризис и говорят, что мол, все нормально и зря бучу поднимаете.
moose, transparent

достали

Как убрать бесконечные поп-апы "можно ли спамить вас уведомлениями", если вы пользуетесь Chrome:

Settings -> Advanced -> Site Settings -> Notifications -> change "Ask Before Sending" to "Blocked".

Все, больше их не будет. You're welcome.
moose, transparent

не знаешь, где найдешь, где потеряешь

А вот, представьте себе, ученый. Много лет проработал в своей области, добился успехов, престижных премий, в газетах про него написали несколько раз, интервью по телевизору. Имя на слуху - издатель на пороге: книгу бы нам, милсударь, научно-популярную написали - а мы уж развернемся! издадим! пропиарим!

А ученому-то как раз есть что сказать и греку, и варягу, он за годы своих трудов, статей и конференций Важный Принцип выпестовал, выкормил, сохранил и преумножил, и более всего желал бы Принцип этот объяснить. Садится он и пишет книгу научно-популярную, двести страниц, десять глав, и сорок сороков примечаний в конце. Издатель черновой вариант получает, и вскорости с восторгом отвечает: какой полет, размах, масштаб! Вот только вставить бы шуток немного, да случаев из жизни автора поучительных, да сравнений легковесных - разбавить этим всем текст, все рецензенты просят, мол, шедевр, говорят, но нельзя читателю двести страниц и все всерьез.

Вздыхает автор, садится и вымучивает из себя каламбуры посмешнее и байки подлиннее. Как с женой знакомился и с кем в самолетах летал, кто на конференциях анекдоты смешные травит, и как он застрял однажды в туалете с сломанным замком и только Важный Принцип помог ему выбраться. Сто шуток, пятьдесят историй и семьдесят пять легковесных сравнений записал и над текстом распылил. На каждой странице теперь что-нибудь веселое, оживляющее, читателя щекочет, так, что засмеется, даже если и не хочет.

Выходит книга в свет, а вслед за нею рецензии летят в важных газетах, которые вся техническая интеллигенция читает. Рецензенты все, как один, носы воротят. Важные и оригинальные мысли автора, пишут, едва видны сквозь частокол каких-то пошлых шуточек и длинных отступлений непонятно о чем, зачем и для кого. Как дошли мы до такой жизни, что о читателе авторы так плохо думают, не верят, что он десять глав без закадрового смеха не продержится. Упущенный шанс... неверно взятый тон... остается лишь сожалеть...

Вот автор сидит, листает эти рецензии, и сожалеет, ох как сожалеет. А что толку?

Из-за плохих отзывов мало кто книгу прочитал. Но знает в глубине души: оставил бы как в начале, сухо и только про науку - прочитало бы еще меньше.