Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

книги: фонвизин

Денис Фонвизин (1745-1792), "Бригадир", "Недоросль".

(в рамках проекта по перечитыванию русской классики; решив кроме "Недоросля" ознакомиться с чем-то еще, я прочитал заодно "Бригадира")

Основное впечатление - недоуменное разочарование; пьесы Фонвизина написаны плохо, читать их неинтересно. Но мне неясно, насколько это следствие таланта и стиля Фонвизина и насколько - традиции и стиля эпохи и жанра. Многое - например, "говорящие имена" и обязательную прямолинейность всякого характера - можно объяснить конвенциями классицизма. Однако, наверное, и в рамках этих конвенций можно писать более и менее удачно.

В комедии "Бригадир" (написана в конце 1760-х) участвуют две семьи - Бригадир, Бригадирша, сын Иванушка; Советник, Советница, дочь Софья; и все во всех перекрестно влюблены. Единственная из старшего поколения, не пытающаяся приударить за кем-то вне своего брака - Бригадирша - отменно глупа. Основные источники шуток - ее глупость, а также нелепая галломания сына Иванушки и Советницы, в первую очередь видная по обилию французских слов в их речи. Положительные персонажи - дочь Софья и нарушающий эту стройную симметрию двух семейств Добролюбов - скучны до одурения и ничего интересного не делают.

Впрочем, вообще никто ничего интересного не делает; действие движется вперед благодаря удачным подслушиваниям, очень топорно обставленным. А зрителя автор вводит в курс дела с помощью не менее топорных инфодампов, когда один персонаж говорит другому что-то, что тот и так не может не знать. "Мы хотя друг друга и недавно узнали, однако это не помешало мне, проезжая из Петербурга домой, заехать к вам в деревню с женою и сыном."

Из забавного можно отметить речь Советницы, галлицизмы которой делают ее иногда похожей на язык чатов или компьютерных форумов: "Я знаю своего мужа; ежели б это была правда, я сама капабельна взбеситься". "Мы должны, душа моя, о том молчать, и нескромность твою я ничем бы не могла экскюзовать..."

В комедии "Недоросль" (написана в начале 1780-х) сюжет не столь тривиален, персонажи не столь беспардонно примитивны. Но весь сюжет держится на гигантском топорном совпадении. Прекрасный офицер Милон влюблен в добронравную Софью, и она отвечает ему взаимностью; но злые родственники Простаковы после внезапной смерти ее матери увезли ее в деревню, причем Милон не знает, куда, и не смог найти. Тем временем он ведет своих солдат; совершенно случайно они проходят сквозь деревню Простаковых; совершенно случайно в этот же день там оказывается правдолюбивый чиновник Правдин; совершенно случайно в этот же день туда приезжает воскресший из мертвых самый положительный персонаж, дядюшка Софьи Стародум; и совершенно случайно в этот же день там гостит брат Простаковой Скотинин, коему она прочит Софью в жены. Хотя бы часть этих случайностей можно было бы сделать закономерными по логике развития пьесы; но автор в этом явно не заинтересован.

Комедия называется "Недоросль", но Митрофанушка в ней - отнюдь не главный герой. Я не подсчитывал специально, но уверен, что у него меньше есть реплик и слов в тексте, чем у Стародума, Простаковой или даже Правдина - троих действительно основных героев пьесы. Меткая фраза "Не хочу учиться, хочу жениться" вошла в поговорку, и заслуженно, но в целом Митрофан в пьесе - не отрицательный персонаж, и автор издевается не над ним, а над его матерью и учителями. Митрофанушка - просто избалованный и плохо воспитанный тинейджер, а вся вина в его избалованности и дурном воспитании лежит на Простаковой, и чтобы доказать это, у автора приготовлена даже специально сцена, в которой она вмешивается в процесс обучения и не дает учителю арифметики делать свое дело. Ну и конечно, ответственность за дурной выбор учителей, и особенно воспитателя-немца, бывшего кучера - лежит на Простаковой.

Инфодампы никуда не делись. Простакова, уже согласовав с братом венчание его с Софьей - и брат уже примерился к свиньям в ее имении - вдруг рассказывает ему, кто она такая, чтобы зритель узнал: "Дядюшка ее, г. Стародум, поехал в Сибирь; а как несколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести, то мы и считаем его покойником. Мы, видя, что она осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку и надзираем над ее имением, как над своим."

Благочестивые рассуждения Стародума с поддакиванием Правдина навевают тоску, хоть я легко могу поверить, что в свое время они были смелы, даже рискованы. Видно, что их произнесение - одна из главных целей пьесы по замыслу автора. Мне понравилось, как он "прямо, грубо, по-стариковски" ссылается на новомодное, занесенное от французов в 18-м веке, обращение "вы":

"Стародум. Ему многие смеются. Я это знаю. Быть так. Отец мой воспитал меня по-тогдашнему, а я не нашел и нужды себя перевоспитывать. Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих. Зато нонче многие не стоют одного. Отец мой у двора Петра Великого..."

Самые смешные места - те, что обычно цитируют: сцена с обучением Митрофанушки арифметике, и сцена с "экзаменом" Митрофанушки перед Стародумом, про существительную и прилагательную двери. Еще очень смешна - но это вопреки замыслу автора - сцена, в которой все добрые герои понимают, что все прекрасно сложилось и Софья с Милоном могут обрести вместе свое счастье на радость всем. Мне эта сцена напомнила знаменательную слащавую сцену воссоединения хоббитов в фильме "Возвращение короля" Джексона; помните, когда Фродо впервые приходит в себя после возвращения из Мордора, и в комнату входят Гэндальф и остальные хоббиты?

Милон. Душа благородная!.. Нет... не могу скрывать более своего
сердечного чувства... Нет; добродетель твоя извлекает силою своею все
таинство души моей. Если мое сердце добродетельно, если стоит оно быть
счастливо, от тебя зависит сделать его счастье. Я полагаю его в том,
чтоб иметь женою любезную племянницу вашу. Взаимная наша склонность...
Стародум (к Софье, с радостью). Как! Сердце твое умело отличить того,
кого я сам предлагал тебе? Вот мой тебе жених...
Софья. И я люблю его сердечно.
Стародум. Вы оба друг друга достойны. (В восхищении соединяя их руки.)
От всей души моей даю вам мое согласие.
Милон (обнимая Стародума). Мое счастье несравненно!
Софья (целуя руки Стародумовы). Кто может быть счастливее меня!
Правдин. Как искренно я рад!

Я вполне допускаю - и даже уверен - что в своей оценке комедий Фонвизина я слишком вольно игнорирую контекст: во-первых, время, когда они были написаны, и состояние русской литературы на то время; во-вторых, их жанр, и конвенции того жанра в то время. Как я уже сказал выше, мне неясно, насколько то, что они мне не по душе, объясняется этим контекстом, а насколько - индивидуальными их особенностями. В попытке лучше это понять я решил почитать больше о Фонвизине и сейчас читаю его биографию, написанную в 1830-м году князем Вяземским; сама по себе весьма любопытная книга. Не знаю, откроется ли мне объясняющий больше и лучше контекст; но пока, без него, я думаю вот что. Может быть, на немногочисленном фоне других русских пьес того времени творения Фонвизина сверкают; но этого еще недостаточно, чтобы хвалить их и восхищаться ими вообще; а отказаться от возможности такой оценки вообще - при всех ее недостатках и ограничениях - я не готов. Да и то, у меня в голове крутится один ответ на все возможные объяснения того, что такое было время и что лучше писать тогда еще не умели; пусть этот ответ примитивен и наивен, но он у меня крутится: а именно, Шекспир писал почти за 200 лет до Фонвизина. 200 лет! (и притом нельзя сказать, что была "потеряна связь времен", нет, его знали и ставили). Если дух эпохи, дух второй половины 18-го века, требовал создания догматических и примитивных пьес-агиток в пользу добронравия и против самодурства, то тем хуже для эпохи. "Недоросль" от "Горе от ума" отделяет всего около 40 лет, но это уже - другой мир, другой жанр, небо и земля.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →