Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

книги: space between words

Paul Saenger, Space Between Words: The Origins of Silent Reading. Книга об очень (для меня) интересной теме: возникновению современной практики разделять слова пробелами.

У раздельного написания слов сложная судьба: эту идею в истории человечества придумывали, а потом от нее отказывались, а потом придумывали снова. Современный пробел появился в Западной Европе в 7-9 веках нашей эры, его постепенно ввели монахи-переписчики. Но до этого и древние греки, и римляне умели разделять слова (обычно точкой в середине строки, interpunct), а потом и те, и другие отказались от этого умения и перешли к scriptura continua - тексту, никак не различающему слова. Это случилось в разное время: у греков рано, почти сразу после заимствования алфавита у финикийцев; у римлян во втором веке нашей эры.

Ключевой особенностью этих письменностей является то, что в них записывались гласные звуки (греки придумали эту идею, у финикийцев ее не было; а римляне взяли у греков). В языках, в которых гласные не записывались (например, иврит, финикийский итд.) было бы слишком трудно понимать текст без разделения его на слова - это бы превратилось в настоящую головоломку; и соответственно, в этих языках древние тексты обычно разделены. Греки, догадавшись записывать гласные, получили возможность понимать текст и без разделения слов - и этой возможность вскоре воспользовались.

Главный тезис Saenger'а состоит в том, что именно раздельные слова сделали возможной практику чтения про себя, быстрого чтения без проговаривания вслух (или не вслух, заглушая себя, шевеля губами, но все же проговаривая). В античном мире и раннем средневековье так читать попросту не умели; отдельные исключения настолько поражали современников, что дошли до нас в виде легенд и восторженных описаний. Согласно автору, в языке с многосложными словами и фонетической в своей основе письменностью иначе быть не может: чтение текста без разделения слов требует постоянного внимательного выискивания границ слов, которое естественнее всего делать, именно проговаривая читаемые слоги и ощущая, где слово кончается и начинается следующее. Длина, на которую глаза "забегают вперед" относительно текущего слова, при этом намного меньше, чем при раздельных словах (потому что при раздельных словах мы "схватываем" глазами целые слова, узнаем их по их форме), и чтение намного медленнее. Современный вид чтения - бесшумного, уединенного, быстрого - стал возможным только благодаря пробелам между словами (в китайском и японском пробелов нет, но там слова "схватываются" быстро благодаря узнаванию иероглифов).

Собственно, большая часть книги посвящено дотошному изучению процесса распостранения раздельного написания в Западной Европе: от манускрипта к манускрипту, чуть ли не от монастыря к монастырю. Это наверняка интересно специалистам, но я все это читать не смог и пропустил. Мне очень понравились первая глава - история раздельного написания в античности - и последняя - краткое описание того, как изменения в написании повлияли на культурную жизнь Европы к 13-му веку.

В частности, очень интересно понять лучше, как это случилось, что та или иная культура уже умела разделять слова, а потом отказалась от этого умения? С нашей, современной точки зрения это кажется абсурдом. С нашей точки зрения и записывать гласные, и разделять слова - это два разных способа облегчать процесс чтения. Почему же греки, воспользовавшись одним из них, тут же отказались от второго? и почему римляне пошли по их следам? Saenger предлагает следующее объяснение:
Stated summarily, the ancient world did not possess the desire, characteristic of the modern age, to make reading easier and swifter because the advantages that modern readers perceive as accruing from ease of reading were seldom viewed as advantages by the ancients. These include the effective retrieval of information in reference consultation, the ability to read with minimum difficulty a great many technical, logical and scientific texts, and the greater diffusion of literacy throughout all social strata of the population. We know that the reading habits of the ancient world, which were profoundly oral and rhetorical by physiological necessity as well as by taste, were focused on a limited and intensely scrutinized canon of literature. Because those who read relished the mellifluous metrical and accentual patterns of pronounced text and were not interested in the swift intrusive consultation of books, the absence of interword space in Greek and Latin was not perceived to be an impediment to effective reading, as it would be to the modern reader, who strives to read swiftly. Moreover, oralization, which the ancients savored aesthetically, provided mnemonic compensation (through enhanced short-term aural recall) for the difficulty in gaining access to the meaning of unseparated text. Long-term memory of texts frequently read aloud also compensated for the inherent graphic and grammatical ambiguities of the languages of late antiquity.

Finally, the notion that the greater portion of the population should be autonomous and self-motivated readers was entirely foreign to the elitist literate mentality of the ancient world. For the literate, the reaction to the difficulties of lexical access arising from scriptura continua did not spark the desire to make script easier to decipher, but resulted instead in the delegation of much of the labor of reading and writing to skilled slaves, who acted as professional readers and scribes. It is in the context of a society with an abundant supply of cheap, intellectually skilled labor that ancient attitudes toward reading must be comprehended and the ready and pervasive acceptance of the suppression of word separation through the Roman Empire understood. Even during the early Empire, when Romans separated words by interpuncts that were only sometimes accompanied by limited additional space, a period when the Greeks did not, the philosopher Seneca viewed this difference in graphic presentation as an indication of two divergent styles of oratorical delivery. He identified the Roman use of the interpunct as an indication of the Latin emphasis on measured and expressive oral delivery, in contrast to what he deemed the gushing quality of Greek orations. His remarks suggest that he thought interpuncts were a sign of the Latin reader's slower cadence, rather than an aid to augment the speed of decoding.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →