Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

о греках и ненависти к врагам

Один из самых ярких примеров в книге H.D.F.Kitto "The Greeks", которую я недавно прочитал, касается отношения древних греков к врагам, отмщению и чести. Китто предлагает эту тему в качестве примера того, что нам сегодня трудно понять в психологии и мировоззрении греков.

В своей книге "Характеры" Теофраст (он жил в 4-м веке до нашей эры, был учеником Платона и Аристотеля) описал, емко и выпукло, тридцать типичных отрицательных характеров своей эпохи; например, "Брюзга", "Льстец", "Хвастун", "Трус" итд. Самый первый из персонажей Теофраста называется, если переводить дословно, "Иронический человек" - но дословный перевод тут неверен, т.к. слово "ирония", по-гречески εἰρωνεία, означало тогда что-то вроде притворства, и только позже получила современное значение. Поэтому в разных русских переводах Теофраста это слово переводили по-разному: "ирония", "лицемерие", "притворство".

Вот как сам Теофраст определяет, что он подразумевает под иронией, в переводе Стратановского (1974):

Ирония в широком смысле - это притворство, связанное с самоумалением в действиях и речах, а ироник - вот какой человек. Придя к своим недругам, он готов болтать с ними, показывая вид, будто вовсе не питает к ним неприязни...
И в примечаниях поясняется:
По учению перипатетиков, "ирония - это притворство в сторону умаления", т.е. качество, противоположное бахвальству. Ироник действует не только ради выгоды. Он подавляет свои собственные чувства - ненависть, злорадство, негодование, отрицает свои действия и намерения и разочаровывает ожидания других.
Это объяснение выглядит резонным; действительно, подавление своей ненависти к врагам можно считать видом самоумаления. Однако, согласно Китто, такое объяснение упускает главное в определении Теофраста - то, почему это плохо.

На деле в оригинале у Теофраста говорится не о "самоумалении", а просто о "плохом" (χείρων): ироник - человек, который притворяется, что он хуже, чем на самом деле. Именно поэтому ирония противоположна бахвальству, когда человек притворяется лучше, чем он есть. Но это не очень хорошо сочетается с продолжением текста: он показывает недругам, что не питает к ним неприязни... какое же это "притворяется хуже, чем он есть"? И поэтому, возможно, в переводах это часто передают другими словами: "самоумаление" выше, "неискренность" в другом переводе.

Китто объясняет, что сложность понимания этого отрывка заключается не в тексте, а в нашем отношении к самому поступку. Вот есть некий лицемер, который притворяется, что простил своих врагов. Нам это представляется плохим из-за неискренности, ведь он на самом деле не простил их; но, согласно Китто, для древних греков это было не главное. Посмотрим еще раз на определение: притворяется, что он хуже, чем на самом деле. Прощать своих врагов - это плохое, гнусное поведение для грека; это проявление низкой, а не высокой натуры человека. Притворяться, что ты это делаешь - значит заимствовать частично эту низость; на самом деле прощать врагов было бы еще хуже. Эту весьма анти-христианскую мораль не так легко разглядеть, когда читаешь эти тексты в наше время.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments