Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

не стоит прогибаться

Душечка Макаревич высказывается об известной речи Шевчука во время встречи с Путиным:

— Я считаю, что это было не вполне уместно.
— Почему?
— Потому что... Юра пришел, грубо говоря, на чужой праздник. Ну запишись к Путину, приди к нему, и обличай его. Вот здесь другой повод был для встречи.


А мне вспомнилось - благо, не пришлось долго вспоминать, вчера прочел - из воспоминаний Ходасевича о Максиме Горьком:
Осенью 1920 года в Петербург приехал Уэллс. На обеде, устроенном в его честь, сам Горький и другие ораторы говорили о перспективах, которые молодая диктатура пролетариата открывает перед наукой и искусством. Внезапно А. В. Амфитеатров, к которому Горький относился очень хорошо, встал и сказал нечто противоположное предыдущим речам. С этого дня Горький его возненавидел - и вовсе не за то, что писатель выступил против советской власти, а за то, что он оказался разрушителем празднества, trouble-fête. В "На дне", в самом конце последнего акта, все поют хором. Вдруг открывается дверь, и Барон, стоя на порог, кричит: "Эй... вы! Иди... идите сюда! На пустыре... там... Актер... удавился!" В наступившей тишине Сатин негромко ему отвечает: "Эх... испортил песню... дур-рак!" На этом занавес падает. Неизвестно, кого бранит Сатин: актера, который некстати повесился, или Барона, принесшего об этом известие. Всего вероятнее обоих, потому что оба виноваты в поpче песни.

Такие дела.

[via polenova]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments