Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о возрасте бушменов

Увлекся чтением замечательной книги о демографии бушменов племени !кунг: Nancy Howell, Demography of the Dobe !Kung (1979)

(я ее открыл, чтобы проверить утверждения статьи в области эволюционной психологии... статья оказалась дрянной)

Бушмены племени !кунг живут в пустыне Калахари, на территории Ботсваны и Намибии. В наше время почти все они уже перешли на оседлый образ жизни и выращивают скот. Но еще в 60-х, когда антропологи и этнографы начали всерьез их исследовать, многие из них были еще собирателями и охотниками, подобно тому, как жили все люди до изобретения сельского хозяйства примерно 10 тысяч лет назад (хотя насколько именно подобно - очень сложный вопрос).

Представьте себя на месте автора книги, социолога Нэнси Хауэлл, прибывшей в конце 60-х вместе с мужем-антропологом в пустыню Калахари, чтобы исследовать жизнь бушменов !кунг. Вы хотите изучить их демографию: сколько они в среднем живут, сколько детей рожают женщины и в каком возрасте, детскую и взрослую смертность, прирост населения или его убыль, и так далее. Но как вообще подступиться к этой задаче?

Бушменов всего около 13 тысяч, но они живут (я пишу в настоящем времени, но это все про 60-е годы) на огромной территории площадью 250 тысяч кв. км. - это примерно как Британия, или штат Мичиган, или десять Израилей, или полторы Карелии. Те из них, кто сохранили образ жизни охотников и собирателей, кочуют по этой огромной саванне небольшими группами, в каждой из которых живут вместе всего 20-30 человек. Такая группа может состоять, например, из нескольких братьев-сестер, их супругов, братьев или сестер этих супругов, и наконец в свою очередь их супругов. Плюс также детей, родителей и некоторых других близких родственников. Такая расширенная семья каждые несколько недель может менять место жительства в поисках дичи и растений, и одновременно поддерживает родственные и дружеские связи с множеством других таких семей, на расстоянии дней или недель пешего хода, и между "семьями" постоянно происходит обмен членами, за счет женитьб, разводов, расщеплений и соединений. Никаких современных средств общения, конечно, у них нет - и вообще ничего от современной цивилизации. Антропологи могут, наприме, жить и кочевать с одной такой "семьей" - бушмены !кунг вообще очень дружелюбны - но ввиду ее небольшого размера и обмена членами с другими семьями это никак не поможет им даже приблизительно оценить демографические особенности всего племени. Собственно, и племенем !кунг называть не очень верно, потому что у них нет никаких вождей, никаких старейшин, никакой структуры власти или управления.

На одной из окраин территории !кунг находятся недалеко друг от друга девять естественных водоемов, в которых круглый год есть вода. Этот район называют Доби по имени одного из водоемов. Возле этих водоемов есть постоянные селения племен банту (примерно 200 человек), которые, в отличие от бушменов, ведут селькохозяйственный образ жизни и выращивают скот. Антропологи считают, что в прошлом бушмены !кунг не жили возле этих водоемов, а лишь иногда собирались там в сухой сезон; но к 60-м годам, по видимому под влиянием поселений банту, у которых можно многое выменять, и на которых можно поработать, в районе Доби образовалось несколько постоянных деревень бушменов, в которых жило около 400 людей. Состав их населения, однако, был неустойчивым; особенно неженатые мужчины часто уходили жить в саванну, в традиционные маленькие группы, или возвращались оттуда.

Ученые разбили свой лагерь возле этих водоемов, и на протяжении двух лет постоянно - а потом еще несколько раз наездами - изучали жителей постоянных деревень бушменов !кунг. Ввиду того, что население со временем менялось, всего они за десятилетие работы идентифицировали 900 бушменов. На основании данных об этой группе - статистики рождений и смертей в ней, подробных опросов ее членов итд. - они пытаются построить демографическую картину традиционной жизни !кунг в саванне. Это рискованное предприятие, потому что те жители, которых они непосредственно опрашивают, как раз уже и не ведут традиционный образ жизни - не кочуют по саванне, нередко обмениваются товарами с банту или работают на них, итд. Но автор книги понимает этот риск, подробно описывает его и старается учитывать. Ввиду того, что все эти жители сохраняют тесную связь с "традиционными" родственниками, а взрослые жители и сами недавно были таковыми (банту пришли туда только в 1950-х), можно надеяться получить неплохое приближение к "традиционной" демографии.

(кстати, вот это "идентифицировали 900 бушменов" само по себе интересно - потому что как? У них нет удостоверений личности, и фамилий тоже нет, только имена. В общем, ученые составляли поименный реестр всех жителей, и кроме имени отмечали примерный возраст на глаз и известные отношения родства)

И тут мы подступаем к серьезной проблеме, которая меня заворожила в первую очередь тем, что я до этого и не задумывался о таковом. Вот перед вами живут несколько сотен бушменов в деревнях, и вы рядом с ними живете несколько лет и наблюдаете и расспрашиваете. Вы хотите попробовать оценить среднюю продолжительность их жизни, смертность от болезней, срок первых родов у женщин итд. Но как вы собираетесь определить их возраста?

!Кунг не знают, сколько им лет. Они не только не ведут счет годам, у них в языке вообще нет слов для чисел больше трех. Никаких записей, естественно, тоже ни у кого нет. Никакие медики не отмечают рождение детей или смерти в населении. "На глаз" очень легко ошибиться, причем климат и индивидуальные особенности таковы, что ошибиться очень легко на 10 лет и больше, в обе стороны. Что делать?

Можно попробовать привязать возраст к какому-то значительному событию. Но тут оказывается, что в жизни !кунг почти нет таких значительных событий, которые известны внешнему миру. Даже когда сильная засуха истребляет скот банту и губит их посевы, в саванне !кунг почти ничего не меняется, и им хватает растений, орехов и животных. Чуть ли не единственное исключение - убийство среди самих бушменов, событие очень редкое и скандальное; начиная с 40-х они сообщают об убийствах властям Ботсваны, и убийцу уводят в тюрьму. Таких случаев было 3-4 за прошедшие двадцать лет, так что некоторые женщины могут сказать "я родила этого ребенка в то самое время, когда было убийство", и тогда год рождения можно точно определить. Но это буквально несколько редких примеров, и они никак не помогают определить возраст остальных жителей. Эти примеры полезны для того, чтобы потом проверить другой способ определения возраста.

Оказывается, делу можно помочь вот как. В языке !кунг есть слова для родственников, которые используют только по отношению к старшим родственникам, или наоборот младшим (не только "старший брат", но и какие-нибудь специальные вежливые формы, например). Внутри одной расширенной семьи, живущей вместе много лет, можно определить, кто старше кого, задавая им вопрос: "назвал ли бы такого-то так-то?". При этом в той же деревне в соседнем доме может жить человек, про которого жители этого дома ничего определенного сказать не могут. Но зато может быть у его жены есть младшая сестра, про которую могут, итд. С жителями других деревень еще сложнее получается. Но население меняется со временем. Если записать как можно больше информации о том, кто старше кого, может получится рассортировать всех жителей в порядке возраста. Это промежуточная цель.

Поэтому антропологи поступили следующим образом. Каждые несколько месяцев (на протяжении нескольких лет, а потом еще наездами) они объезжали все постоянные деревни, и в каждой деревне устраивали раздачу подарков (главным образом табака), за которыми приходили все жители - для них это был к тому же приятный повод потусоваться, поболтать всем вместе. Они просили жителей подходить по очереди, причем первыми подходили самые известные жители деревни. Первый берет табак и отходит постоять в сторонке. Второго спрашивают: "ты можешь сказать про первого так-то? а так-то?" и записывают, может ли он к нему обратиться как к старшему или младшему, или он не знает. Третьего спрашивают то же самое про первого и второго, и так далее. Через пару дней - в следующую деревню, и так по кругу.

А через три месяца - еще один проход по всем деревням, и на этот раз в списках некоторые люди, оказывается, сменили место жительства и попали в другой список. Эти жители в итоге играют роль связующих звеньев, которые помогают связать порядковые списки отдельных деревень в один длинный список всех 900 жителей по возрасту. И через несколько лет таких наблюдений антропологи действительно смогли это сделать. Конечно, в исходных данных неизбежно были какие-то противоречия - важно совместить все так, чтобы в окончательном списке их было немного.

Ну хорошо, предположим, у нас есть список всех жителей от самого старшего к самому младшему ребенку, как из этого получить возраст? Ученые воспользовались техническим средством в демографии - статистической моделью стабильного населения (stable population model). Если известно приблизительно (на основе опросов жителей) сколько людей умерло за последние несколько лет, сколько детей родилось, то можно - очень приблизительно! - оценить среднюю продолжительность жизни и прирост населения. Оценили, что средняя продолжительность жизни примерно 30 лет (так мало из-за огромной детской смертности) и прирост населения совсем ничтожный. Теперь модель стабильного населения на основе этих чисел может предсказать нам, что в когорте из 100 человек самому старшему будет 80, следующему 74 и так далее до детей. Понятно, что это "предсказание" неточное. Более того, такие модели бывают разные для разных цивилизаций, скажем 'европейская' и 'азиатская', потому что учитывают определенные тренды того, когда люди заводят детей, итд. Поскольку модели для Африки в то время не существовало, они взяли общую "всемирную" модель и на нее основе приписали возраст всем 900 жителям.

Конечно, это неизбежно неточно и не может быть целиком верно. Но это лучшее, что есть! И потом, после того, как у них был список возрастов, его в свою очередь можно было проверить. Во-первых, привязкой к знаменитым событиям, как-то убийствам. Во-вторых, можно придумать несколько "проверок на вшивость", связанных с культурой !кунг. Например, если у 60-летних женщин в нашем списке возраст старшего ребенка обычно около 40 лет, то матерям, которые только что родили первого ребенка, в нашем списке должно быть примерно 20 лет, а не 30 и не 10. Это, казалось бы, само собой очевидно - но если бы в статистической модели была серьезная погрешность, которая "накапливается", то она от поколения к поколению как раз привела бы к таким бессмысленным результатам.

Подобные проверки показали, что полученный список возрастов выглядит достаточно прочным. Каждый конкретный возраст в нем может быть на год-два-три неверным, но в целом такие погрешности, сколько бы их ни было, не накапливаются. Теперь на основе этого списка ученые могли интерпретировать подробные интервью, которые они проводили с жителями: о том, сколько у них было детей и супругов, о смертях и их причинах (у !кунг на все есть одна причина - "бог взял" - но если странным гостям это зачем-то интересно, они вспоминают, какая часть тела перед смертью почернела или раздулась) и так далее, и из всего этого строить демографические модели. Об этом еще долго и подробно говорится в книге (очень и очень интересно) - я же хотел главным образом рассказать о вот этой проблеме определения возраста.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →