Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

чай в мидленде

Любопытный короткий рассказ британского писателя Дэвида Константайна, Tea at the Midland (и русский перевод: Чай в "Мидлэнде").

Отлично выхваченная, ярко описанная сцена.
Ветер дул упорно и сильно, частые яростные порывы сотрясали стекла огромных окон, за которыми пили чай женщина и мужчина. Воды бухты были неглубоки, и стремительные мелкие волны косо накатывали с юго-запада. Они вспенивались белыми гребнями где-то вдали, а после ветер и прилив гнали их ряд за рядом, и волны, не встречая никаких препятствий, бежали до тех пор, пока не исчезали совсем. Вечернее зимнее небо было разорвано ветром, и тревожный золотой свет изливался под разными углами, нигде не останавливаясь, вспыхивая и исчезая. Под этим бесконечным расколотым небом, по гребням и складкам волн носились серферы, влекомые воздушными змеями.

И на ее фоне разворачивается ссора между любовниками. Но как заученно они говорят, как выспренно и киношно звучат их слова!
Она повернулась к нему. Кстати, что ты на этот раз сказал жене? Какую ложь придумал, чтобы мы могли вместе выпить чаю? Тебе бы следовало написать эту ложь у себя на лбу, чтобы я не забыла об этом, если вдруг ты посмотришь на меня ласково.

Героиня рассказа произносит речи, которые только видимости ради обращены к герою - на самом деле к читателю. Проблема не столько в сентиментальности, хотя и в ней тоже. Проблема в том, что определенные слова, выражения, риторические позы выбраны женщиной не для того, чтобы что-то показать мужчине, как-то воздействовать на него или дать что-то ему понять - а для того, что подробно все раскрыть читателю, и только ради этой цели; поэтому все слова оказываются неверными и все эмоции наигранными.

Я невольно вспоминаю Hills Like White Elephants Хемингуэя (русский перевод - "Белые слоны"); уверен, что Константайн отталкивался от этого рассказа в том числе. Конечно, стиль совсем другой и прямое сравнение бесполезно; у Хемингуэя нет ни богатых описаний окружающего фона, ни мыслей и эмоций героев. У него только диалог, из которого мы узнаем больше о его героях, чем о героях Константайна из его подробных объяснений. Но даже если не говорить об этом, а только смотреть на сам диалог, предложения, фразы, слова - насколько они естественны и насколько адресованы друг к другу. Читая рассказ Хемингуэя, я ощушаю неловкость от того, что подслушиваю их разговор. При чтении рассказа Константайна, такого ощущения нет, потому что разговора на самом деле нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments