Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

это короткое слово it

Я опять, извините, про переводы из Хемингуэя. Вот коротенький рассказ его целиком, хороший (отсюда):


Очень короткий рассказ

Душным вечером в Падуе его вынесли на крышу, откуда он мог смотреть вдаль, поверх городских домов. В небе летали стрижи. Скоро стемнело, и зажглись прожекторы. Все остальные пошли вниз и взяли с собой бутылки. Он и Люз слышали их голоса внизу, на балконе. Люз присела на край кровати. Она была свежая и прохладная в духоте ночи.

Люз уже три месяца несла ночное дежурство. Ей охотно позволяли это. Она сама готовила его к операции; и они придумали забавную шутку насчет подружки и кружки. Когда ему давали наркоз, он старался не потерять власти над собой, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего в приступе нелепой болтливости. Как только ему разрешили передвигаться на костылях, он стал сам разносить термометры раненым, чтобы Люз не нужно было вставать с постели. Раненых было мало, и они знали обо всем. Они все любили Люз. На обратном пути, проходя по коридору, он думал о том, что Люз лежит в его постели.

Когда пришло время возвращаться на фронт, они пошли в Duomo помолиться. Там было тихо и полутемно, и, кроме них, были еще молящиеся. Они хотели пожениться, но времени для оглашения оставалось слишком мало, и потом, у них не было метрических свидетельств. Они чувствовали себя мужем и женой, но им хотелось, чтобы все знали об этом и чтобы это было прочно.

Люз писала ему много писем, которые дошли только после перемирия. Он их получил на фронте, пятнадцать сразу, подобрал их по числам и прочел все подряд. В них говорилось о госпитальных новостях и о том, как сильно она его любит, и как она жить без него не может, и как ей не хватает его по ночам.

После перемирия они решили, что он поедет на родину и будет искать работу, чтобы они могли пожениться. Люз вернется только тогда, когда он получит хорошую работу и сможет встретить ее в Нью-Йорке. Он не должен пить, и он не будет встречаться ни с кем из своих приятелей и вообще ни с кем в Штатах. Прежде всего – достать работу и пожениться. По дороге из Падуи в Милан они поссорились из-за того, что она не хотела сразу же ехать домой. На миланском вокзале, когда пришло время прощаться, они поцеловались, но ссора еще не была забыта. Ему было досадно, что они так нехорошо простились.
В Генуе он сел на пароход, отходивший в Америку. Люз поехала в Порденоне, где открывался новый госпиталь. Там было сыро и дождливо, и в городе стоял батальон Ардитти. Коротая зиму в этом грязном, дождливом городишке, майор батальона стал ухаживать за Люз, а у нее раньше не было знакомых итальянцев, и в конце концов она написала в Штаты, что их любовь была только детским увлечением. Ей очень грустно, и она знает, что, вероятно, он не поймет ее, но, быть может, когда-нибудь он простит и будет ей благодарен, а теперь она совершенно неожиданно для себя собирается весной выйти замуж. Она по-прежнему любит его, но ей теперь ясно, что это только детская любовь. Она не сомневается, что перед ним большое будущее, и твердо верит в него. Она знает, что все это к лучшему.

Майор не женился на ней ни весной, ни позже. Люз так и не получила из Чикаго ответа на свое письмо. А он вскоре после того заразился гонореей от продавщицы универсального магазина, с которой катался в такси по Линкольн-парку.


Смотрите:

"Люз присела на край кровати. Она была свежая и прохладная в духоте ночи."

О ком вы подумали, что она была свежая и прохладная - о Люз или о кровати? :)
(в оригинале проблемы нет - там написано She, а не It).

Но это еще ладно. За концовку обидно. Люз пишет письмо герою о том, "что это только детская любовь". Потом майор, который за ней ухаживал, так на ней и не женится. А на свое письмо она так и не получила ответа.

А теперь в оригинале: "The major did not marry her in the spring, or any other time. Luz never got an answer to the letter to Chicago about it."

Всего одно слово - "it" - но переводчица упустила его значение. Всего одно слово, но оно относится к предыдущему предложению и означает, что Люз написала еще одно письмо, в котором рассказала о том, что майор на ней не женился (и - Хемингуэй позволяет воображению читателя дорисовать это - возможно, просила прощения), и вот на это письмо она так и не получила ответа. Совсем другая концовка, совсем другое впечатление от последнего предложения.

Ну может это мелочи, да, придираюсь. Но как-то вот... короче, противопоказано мне в переводы заглядывать.

(ну и еще, в самом последнем этом предложении, тоже сглажено приличия ради - "с которой катался в такси". В оригинале-то сказано, что он заразился гонореей в то время, как катался с ней в такси по Линкольн-парку - несколько более шокирующее заявление, не правда ли, даже для ревущих 1920-х).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments