Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

переводы и объяснения

Я ненавижу, когда переводчик объясняет читателю более того, что ему сказал автор. Это обычно разрушает авторский замысел и портит перевод даже хуже, чем непонимание какого-то слова или оборота, или стилистическая неловкость. Меж тем объяснение сверх меры - один из самых частых пороков советских и пост-советских переводов.

Но этот пример как-то особенно возмутителен. Я читаю роман Джина Вулфа, гениального американского фантаста, под названием "Soldier in the Mist". Этот роман формально, наверное, считается фентези, но по сути дела это замечательный исторический роман с элементами фантазии. Его главный герой - солдат-наемник по имени Латро родом из Италии; его родной язык латинский, но действие происходит в 5-м веке до нашей эры, во время войн между греческими городами и Персией, когда Рим был незначительным малоизвестным поселением. Латро получает ранение в голову, которое вызывает у него амнезию, так что он не помнит свое прошлое (кроме, смутно, детства), и забывает все происходящее на следующий день. Чтобы помнить что-то о себе, он ведет дневник, в котором пишет на латыни о своих скитаниях по Греции; по мере возможности он перечитывает его, чтобы вспомнить, где он находится и почему, и что за люди рядом. Этот дневник (якобы найденный в наше время и переведенный Вулфом) и является текстом романа.

Так вот, одна из замечательных находок Вулфа - это что большинство греческих городов, островов, стран итд. названы именами, которые "переведены" с греческого на родной язык рассказчика, а потом Вулфом на английский. Иногда это перевод по очевидной Латро этимологии слова, иногда по ассоциациям, которое вызывает это место. Например, вместо "Беотия" он говорит "Cowland", вместо "Спарта" - "Rope" (путая с греческим словом спартон, не связанным с названием страны), вместо "Египет" - Riverland. Города у него называются Hill, Peace, Thought, Clay, и за всеми этими названиями стоят греческие имена, иногда очевидные, иногда не очень. Все это позволяет читателю ощущать в какой-то мере то остранение и дизориентацию, которую ощущает сам рассказчик, каждое утро просыпающийся без памяти, и не знающий, что такое "Спарта" и "Афины". Каждое утро ему кто-то должен объяснить, где он находится (или он читает в своем дневнике), и все эти слова "Спарта", "Афины" итд. для него словно впервые услышаны, поэтому неудивительно, что он их "переводит" на родной язык; было бы странно, если бы он ими свободно пользовался, впервые услышав полчаса назад.

Это очень, очень интересная находка, которая задает тон всей книге, постоянно напоминает нам о том, в каком странном положении находится Латро. И вот в русском переводе ("Воин тумана"), это взяли и... убрали. Просто заменили все эти странные названия на "правильные" греческие имена. Глава "Among the Slaves of the Rope-Makers" называется "Среди рабов Спарты", и так далее. Полностью теряется весь этот важнейший эффект (поверьте мне на слово: я процитировал лишь один пример, но таких много на каждой странице); получается серьезное стилистическое противоречие с тем, что Латро ничего не помнит каждое утро. И зачем все это? ради чего? Я искренне не понимаю, ведь переводчик (или редактор) должен был сознательно принять такое решение, ведь они не могли не понимать, что автор это для чего-то делает, что почему-то он не пишет "Athens" и "Egypt" по-английски. Как можно вот так вот взять и изуродовать авторский стиль, и для чего? Неужели из убежденности, что читатель тупой и не поймет? Или слепой веры в то, что если читателю что-то неясно, то это обязательно плохо и не может быть авторским замыслом?

Обидно. Книга-то очень хорошая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →