Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

книги: michael frayn, copenhagen

Michael Frayn, Copenhagen

Необычная минималистская пьеса Майкла Фрейна, целиком посвященная одному событию: встрече в 1941 году, в оккупированном Копенгагене, между Вернером Гейзенбергом и Нильсом Бором (его учителем в прошлом). Гейзенберг в то время руководил нацистской программой обработки урана и попытками придумать ядерное оружие; Бор не сотрудничал с нацистами, а в 1943-м году сбежал в Швецию, оттуда в Англию и наконец в Америку, и там принял участие в Манхэттенском проекте. О том, что было сказано на этой встрече, и как это повлияло (или не повлияло, но могло повлиять) на дальнейшее развитие нацистской и американской ядерных программ. О том, зачем Гейзенберг приехал к Бору, что хотел сказать, понял его Бор или нет. Обо всем этом, плюс обсуждение контекста, прежних отношений между Гейзенбергом и Бором, последующих событий - пьеса Фрейна.

Она вся состоит из беседы, которую ведут между собой три духа, или три тени, Гензенберга, Бора и жены Бора Маргрет - после смерти всех троих. Персонажи-духи вспоминают встречу 41-го года и проигрывают ее заново в своей памяти, спорят о том, как все случилось и что кто подразумевал - но при этом они "помнят" и то, что происходило в дальнейшем, неудачу нацистской программы, успех Манхэттеновского проекта, и вспоминают все это тоже.

Мне не по душе были неизбежные, наверное, в такой работе для широкого зрителя метафоры, связывающие научные достижения героев с их жизнью - принцип неопределенности Гейзенберга и "неопределенность" его прихода к Бору, или его отношения к нацистской программе; модели Бора вращения электронов вкруг ядра атома и "вращения" его студентов и ассистентов вокруг его личности, итп. Но к чести автора, он не налегает на эту метафоричность, не пытается выводить из нее какие-то глубокие глупопостроения.

Хорошего, с другой стороны, в пьесе намного больше. Очень интересно и довольно подробно рассказан контекст, скупыми мазками, но метко и убедительно, описаны характеры героев. Разные теории того, что именно Гейзенберг хотел сказать Бору, и как Бор его понял, захватывают (наверняка одна из них, маловероятная, конечно - это что Гейзенберг подозревал, что у Бора есть контакты с английскими и американскими физиками, и хотел намекнуть ему на возможность того, чтобы физики обеих сторон согласились сказать политикам, что атомную бомбу создать не получится). Совершенно нет дешевого морализаторства. Пьеса довольно короткая и читается быстро. Рекомендую, 5/6.

Целиком весь текст пьесы по-английски есть тут.
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments