Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

роды в израиле

В этой записи я хочу подробно описать, как мы на прошлых выходных рожали ребенка - в виде примера того, как вообще происходят роды в Израиле. Я постараюсь упомянуть в том числе и те подробности, которые израильтянам и так понятны - но если что-то остается неясным, можно спросить. Ну и, конечно, из этого одного примера не следует заключать, что в Израиле всегда все делают так-то или так-то. Другие израильтяне, знакомые с процессом, возможно захотят предложить свою точку зрения и свои воспоминания.

В ночь с четверга на пятницу, в три часа ночи, Роза разбудила меня и сказала:

- Сейчас три часа ночи. Все нормально, не беспокойся. У меня отошли воды.

Сохраняя редкое присутствие духа, я ответил:

- Хмгнфррррршто?

Наша дочка Юля (5 лет) спала. Я позвонил маме, разбудил ее и попросил приехать к нам, чтобы побыть с Юлей, когда она проснется, и объяснить ей ситуацию. Мы начали собираться. В машине уже лежал в багажнике заранее собранный чемоданчик с вещами, но оказалось, что нужно к нему немало добавить, плюс проверить, что с собой все нужные документы, недавние результаты проверок и анализов крови итд. Приехала моя мама, мы ее проинструктировали. В 4:30 вышли из дому, сели в свою машину и поехали в больницу.

В Израиле обычно рожают в родильных отделениях обычных больниц. В больших больницах, как правило, есть такие отделения, но не во всех. Мы поехали в больницу Ихилов в Тель-Авиве - не самую близкую к дому, но мы ее знаем, рожали там в предыдущий раз, и решили не менять в этот. Нам не нужно было заказывать заранее место или как-то оповещать о намерении рожать там. Мы просто приехали в больницу, припарковались на подземной парковке (которая у нее общая с торговым центром через дорогу - они также соединены надземным крытым переходом), и пошли в приемное отделение для рожениц. Мы пришли туда в 5 утра.

У нас взяли паспортные данные, спросили, в каком мы состоянии, и сказали ждать, пока освободится медсестра. Вместе с нами в это время в приеме для рожениц было еще 6-7 пациенток. Минут через 40 нас вызвала медсестра, поставила на "монитор" (измеряет пульс плода) на полчаса, и взяла кровь для проверки. Потом мы сидели и ждали, пока освободится дежурный врач, почти час. Я задремал на стуле.

Врач рассказал нам, что у них запарка: "78 родов за два дня". Сказал, в августе всегда так, и немного обиженно посмотрел. Я хотел было извиниться за то, что мы рожаем в августе, но потом передумал.

(может, надо отметить специально, что все медсестры и врачи были очень вежливы и участливы, несмотря на то, что было видно - они несколько загнаны)

Далее врач обследовал пациентку, и записал, что показатели два на один (раскрытие два сантиметра и сглаживание один). Также сделал УЗИ и убедился, что все нормально. Мы немного посидели и пождали результатов анализа крови, наконец их прислали из лаборатории, они оказались в порядке, и врач направил нас на прием в отделение в обычном порядке. Еще полчаса мы ждали, пока в отделении найдут место и пришлют медбрата с креслом (стандартный способ передвижения между отделениями, даже если пациент вполне может ходить). Наконец он пришел, Роза села в кресло, я пошел следом с вещами, и около 8 утра мы поднялись на третий этаж в отделение для рожениц.

------------------

В больнице Ихилов два отделения для рожениц, каждое на 20 палат, располагающихся по периметру прямоугольника. Внутри прямоугольника - комнаты медсестер, общее пространство для еды и гостей, стойка регистрации. В нескольких местах висит "декларация прав пациента".

Палаты рассчитаны на две кровати, но иногда из-за наплыва народа ставят три. Палата выглядит вот так (дополнительная кровать - слева):



Небольшой зал в центре между палатами, где рожениц кормят завтраком, обедом и ужином, а в другие часы обычно они выходят сюда посидеть с посетителями:



При приеме в отделение роженице и главному сопровождающему (муж, бойфренд, жена итп., далее для простоты буду говорить муж) на руку одевают пластиковый браслет. Муж с ним может входить в отделение в любое время суток, хотя в ночную смену мужьям нельзя оставаться в палатах, и их просят ехать по домам. Некоторые все равно остаются и дремлют на деревянных скамейках в общем зале, их не прогоняют. Для всех других посетителей есть три промежутка по полтора часа в течение дня, когда в отделение свободно пускают, и в это время в общем зале всегда шумно. Контроль не жесткий, при желании можно проникнуть и в другие часы, но чаще роженица просто выходит с ребенком в просторный коридор перед отделением, и посетители умиляются младенцу там.

Для рожениц есть больничные халаты, и часто они в них переодеваются перед родами, но это необязательно. Мужьям переодеваться или переобуваться ни во что не нужно (в том числе при участии в самих родах), равно как и посетителям.

Стандартный порядок действий такой:

- прием в отделение перед родами
- периодическая проверка схваток и ширины/глубины раскрытия
- в определенный момент роженица переходит собственно в родильное отделение, прямо в родильную палату, со всеми вещами
- там в конце концов происходят роды
- после родов роженица возвращается в отделение для рожениц, в какую-то другую свободную палату, а младенец едет в отделение младенцев. Роженица может его забрать к себе в отделение и держать при себе, или оставить там, или брать на время, как ей удобно. Когда с младенцем нужно что-то сделать или посмотреть на него, из отделения младенцев звонят маме и говорят принести, если он не у них.
- роженица и младенец проводят в больнице двое суток после родов, потом их выписывают (около полудня).

Понятно, что все может усложниться. У мамы или у ребенка могут быть всякие осложнения или серьезные проблемы, тогда они остаются в больнице. Недоношенные младенцы (если достаточно ранняя неделя, и по другим признакам) лежат в отделении для недоношенных, отдельно. Бывают, что маму выписывают, а ребенка нет, тогда она продолжает ездить в больницу и навещать младенца, когда хочет и может. Но стандартный порядок - как выше. Всю стоимость родов, последующих процедур итд. оплачивает обязательная медицинская страховка матери, семья ничего не платит.

Есть еще специальная гостиница для рожениц, которая существует в состоянии симбиоза с больницей. Она не является частью больницы, а находится в торговом центре через дорогу - но это 50 метров по крытому мосту. Туда можно перейти из отделения вместе с младенцем (если нет особых осложнений) уже через 12 часов после родов, не надо ждать двое суток. Там все устроено удобно для рожениц, членов семьи и посетителей; просторная комната, где муж может тоже ночевать, естественно; свое собственное отделение для младенцев, где мама может оставить младенца на любое время, если она не справляется или хочет передохнуть; медсестры на дежурстве 24 часа в сутки учат новых мам обращаться с младенцами, купать их, помогают учиться кормить итд. Это психологически привлекательная возможность отдохнуть перед возвращением домой с ребенком. Но и недешево: около $400 в сутки, и это уже никто вам не оплачивает.

--------------

Мы вписались в палату, Роза позавтракала, я сбегал в соседний торговый центр и тоже позавтракал в кафе. Нам сказали ждать, пока не усилятся схватки и не станут более регулярными; если это случится - позвать медсестру. Если не случится само, то, сказали, когда пройдет 14 часов после отхода вод, Розе введут антибиотик, чтобы уменьшить риск инфекции, а когда пройдет 24 часа - будут "ускорять" роды; но, сказала медсестра, они уверены, что это не понадобится, и что она сама родит сегодня. Мы ждали. Схватки постепенно становились более болезненными и длительными, но не очень регулярными. Роза сходила в душ, и большую часть времени сидела на гимнастическом мяче, который мы притащили из дома с собой, и на котором ей намного легче было переносить схватки (пять лет назад, в предыдущий раз, мы не взяли его с собой, медсестры нашли нам мяч, но далеко не сразу, так что сейчас мы заранее запланировали его взять). Где-то к 11 утра схватки стали еще значительно болезненнее и длиннее, и мы попросили медсестру проверить; она вызвала другую медсестру, которая собственно квалифицирована осматривать, но та очень долго не шла из-за нагрузки, и к 12, когда она наконец появилась, мы уже начали немного закипать. Медсестра проверила и сказала, что раскрытие 3 см, сглаживание близко к нулю. Мы решили было, что это означает, что нам еще долго ждать (за 4 часа раскрылось всего на 1 см в ширину) и я опять пошел в кафе принести еду себе и жене, но она позвонила на полдороге: ей сообщили, что вот-вот придет медбрат переводить ее в родильную палату. Я прибежал обратно, схватил вещи, и в 12:30 Розу на таком же кресле-каталке, что и раньше, перевезли на 20 метров в соседнее родильное отделение, в родильную палату.

Родильная палата - это просто просторная комната с большой специальной кроватью посредине, встроенной комнаткой с туалетом и душем, ну и всякие приборы и шкафчики с подручными средствами. У нее два входа - один из родильного отделения, которое устроено так же, как описано выше (20 палат по периметру прямоугольника), второй - в узкий коридор для сопровождающих, где стоят стулья у каждой двери в родильную палату. Там нередко сидят родственники или другие посетители, туда может выходить и обратно заходить муж, но в саму родильную палату посетителям нельзя. Вот так выглядит этот коридор:



Нас встретила наша акушерка - спокойная дружелюбная девушка по имени Таль. Она расспросила нас о том, как мы хотим проводить роды - Роза сказала, что предпочитает естественные роды, без эпидурала, и как можно меньше находиться в кровати, лучше в душе или на мяче. Она пообещала всему этому способствовать, сказала, что можно хоть одновременно в душе и на мяче. Поставила монитор на полчаса и предложила нам несколько вариантов того, как продолжать работать с ним: можно просто держать все время этот пояс на животе (с ним можно и в душ пойти), можно, если очень не нравится, снять его, но каждый час подключать обратно на пять минут... впрочем, сказала она, вы скоро родите в любом случае, это теоретический вопрос. Еще она предложила поставить клизму, но не настаивала; мы отказались, т.к. Роза нормально ходила в туалет ночью и утром в палате, и была уверена, что с кишечником все в порядке. Затем она просто ушла, неожиданно для меня, сказала, как будет усиливаться, вызывайте меня (есть кнопка гибком проводе, которая ее вызывает). Роза посидела на мячике, сходила в душ, посидела на мячике там, схватки все усиливались, промежуток между ними снизился до минуты-двух. Так прошло где-то полтора часа, периодически мы вызывали Таль, она приходила и осматривала Розу, раскрытие медленно выросло до 4 см, а потом минут за двадцать скакнуло до девяти. Таль сказала, что вот-вот начнутся роды.

Роза хотела оставаться на мяче как можно дольше, но у нее стала кружиться голова. Она легла на кровать, я и Таль встали с двух ее сторон, я старался морально помогать итд. Схватки стали очень длинными и почти без перерыва; Роза попробовала сменить позу и встать на колени, но это оказалось намного больнее, и она вернулась на спину. Стон во время схватки сменился на крик. После одной из схваток Таль еще раз проверила и сказала: все, девять с половиной сантиметров, в следующую схватку ты начинаешь рожать - и повторила указания о том, как правильно тужиться (как будто пытаешься покакать). В следующую схватку Таль встала в ногах Розы, велела ей поднять колени вверх, обхватив руками, и развести их как можно дальше, и стала руководить тем, когда надо тужиться. До этого я был главным образом по части моральной поддержки и мальчиком на побегушках, но тут понадобилась сила, потому что Розе было трудно удерживать колени и разводить их достаточно широко, и я в этом помогал. Это было реально очень тяжело, просто физически. Таль руководила тем, когда надо тужиться, а когда наоборот, не тужиться и мелко дышать, иногда руководила криком, чтобы точно дошло до Розы, потому что, повторяла она, тогда сможем обойтись без разрывов и зашивания. Через две-три схватки показалась голова младенца, и на следующей схватке она вылезла наружу, только голова, лицом к нам, очень странное зрелище. И тут застряли плечи; Таль сказала мне позвать еще одну акушерку, а я не сразу понял, что она вообще ко мне обращается, и она повторила еще раз, настойчиво и тревожно. Я рванулся к двери, распахнул ее и заорал "нам нужна еще акушерка" возможно самым громким в жизни криком. Когда через три секунды я вернулся к кровати, Таль уже успокаивала меня и говорила, что она решила проблему (потом объяснила, что ей надо было надавить на живот в нужном месте, и желательно, чтобы другая акушерка это сделала, но она справилась сама), и ребенок вот уже выходит. И он действительно весь вышел, и в этот момент в палату ворвались еще две акушерки. Время было три часа дня, ровно 12 часов после того, как отошли воды.

Поскольку в палате уже оказалось три акушерки, они быстро сделали все, что нужно: перерезали пуповину, проверили, что младенец начал дышать, закутали его в одеяло и положили на грудь маме. Мы заранее предупредили, что хотим, чтобы ребенок лежал на груди подольше, и желательно даже попробовать покормить. Таль сказала, что ближайший час-полтора он может оставаться на груди у мамы, но посоветовала не пытаться специально его кормить - может, он сам приползет к груди, но скорее всего нет и это нормально. В итоге вышло, что часа полтора он лежал. Еще через несколько минут Таль вытащила плаценту, тоже руководя потугами Розы. Плацента оказалась целой. Роды прошли вообще без разрывов и зашиваний, и мы видим в этом заслугу замечательной акушерки (в прошлый раз было намного хуже; конечно, это еще и потому что вторые роды, но тем не менее). Таль также собрала пуповинную кровь (о сборе и хранении которой мы заранее договорились) в специальный контейнер, и после этого попрощалась с нами. В течение следующих полутора часов другая медсестра осмотрела младенца и взвесила его, измерила давление Розы, заполнила всякие официальные бланки и всякие внутренних документы. Наконец пришло время переходить обратно в отделение рожениц. Обычно при этом младенец в специальной высокой люльке на колесах отправляется в отделение младенцев, но мы заранее спросили, может ли он остаться с нами и нам сказали, что да, переезжайте обратно в отделение вместе с ним и привозите на первичный осмотр позже, нет проблем. Мы очень обрадовались и так и сделали. Примерно к 5 дня мы вписались обратно в палату в отделении рожениц, и ребенок был в этой высокой люльке вместе с нами.

-------------

Отделение младенцев находится тоже в 20 метрах от отделения рожениц. У входа в него 24 часа в сутки сидит охранник: впускает он родителей без проблем, а вот выпускает с ребенком только тех, кому медсестры дали специальную бумажку-разрешение. Новорожденные попадают туда на первичный осмотр, и остаются, если нет проблем, на двое суток. Родители при этом могут забрать младенца из отделения в любое время, мама может ночевать с ним в своей палате, если хочет, но обязана быстро вернуть, если позвонят оттуда - на очередной осмотр или какие-то процедуры.

Первичный осмотр включает в себя: прививку от гепатита Б, введение витамина К уколом, младенца обмывают, протирают глазки чем-то антибактериальным, берут кровь на анализ. Родители подписывают бумагу, в которой перечислены все эти действия, и могут от каких-то из них отказаться, если желают. Вот так выглядит палата, где младенцы проходят первичный осмотр, во время запарки:



(Мы пришли туда через несколько часов после того, как вернулись в палату, нам сказала медсестра - дорогие вы мои, у меня еще младенцы, которые родились сегодня в семь утра, до сих пор ждут своей очереди. Приходите ближе к ночи. В итоге мы прошли первичный осмотр глубокой ночью, Розе позвонили из отделения и попросили привезти младенца, мол, дошла до него очередь, мы готовы).

После этого осмотра младенец прикрепляется к одной из основных палат, и находится там, когда его не забирают родители. В палате всегда есть дежурная медсестра. Кроме всех этих палат, в отделении младенцев есть комнаты для грудного кормления, и там ежедневно устраивают консультации по кормлению, групповые и индивидуальные.

Самые частые осложнения, которые требуют особых процедур в этом отделении - это особенно сильная желтуха новорожденных, и неспособность младенца поддерживать температуру тела. В случае особенно сильной желтухи кладут под специальную лампу. В случае проблем с температурой кладут в специальную люльку с подогревом, и нельзя оттуда надолго забирать.

У нас все прошло спокойно и обыденно, ребенок с первых же часов жизни активно хотел и мог кормиться, Роза почти все время держала его при себе, возвращала в отделение младенцев, только когда звали, и через двое суток мы выписались домой. Изначально мы собирались переселиться на сутки в платную гостиницу для новорожденных, о которой я написал выше, но оказалось, что туда трудно попасть без предварительного заказа, у них не было мест (наверное, потому, что август). Они поставили нас в список ожидания, на случай, если кто-то отменит. В день выписки позвонили и сказали, что мест все же нет - так как мы и так колебались, то сказали фиг с ним. Потом, несколько часов спустя, во время выписки, позвонили еще раз и сказали, что место все же есть, но мы уже психологически готовы были ехать домой, и махнули рукой.

Во воскресенье после обеда мы выписались из больницы. Сначала выписали Розу, потом мы пошли выписывать ребенка. Это заняло больше часа, потому что медсестры не могли найти запись о том, что он покакал после рождения, а это один из важных признаков, без которых не выписывают. Это на самом деле случилось, но где-то затерялась запись; в конце концов нашлась. Еще родители обязаны принести автокресло для младенцев, иначе младенца не выпишут. Примерно в четыре часа дня в воскресенье мы выписались, и еще часа три крутились в торговом центре: купили одежду, памперсы и другие необходимые вещи, я съездил в детский магазин неподалеку и взял там напрокат детскую кроватку на первые несколько месяцев. Наконец, к восьми вечера мы приехали домой, и так закончились эти роды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →