Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

будущее проясняется

Я вырос на Украине. В моих жилах нет русской крови, зато есть украинская - ровно половина (вторая половина еврейская). Но мой родной язык - русский, и моя культурная самоидентификация была - с русской культурой. Мне нравится украинский язык, я его понимаю, но говорить уже не могу; книги читаю по-русски, а не по-украински. "Нравится" - это одно, а "родной" - совсем другое. С тех пор, как я уехал из СССР более двадцати лет назад, я хоть и сохранял симпатию к Украине и лучшие ей пожелания, судьба России и происходящее в ней интересовали меня намного сильнее. Во времена "Норд-Оста" и Беслана мое сердце, извините за пафос, было с россиянами. Я веду блог по-русски вот уже сколько лет. Да что там говорить. Россия не моя страна, но как мне страстно хотелось ей добра и процветания!

В последние дни я часто думаю о том, зачем и почему мои дети растут с родным русским языком, растут билингвами. Дело не только в том, что дома мы говорим по-русски, а в садике дочка - и сын, когда подрастет - получает иврит; мы следим за этим, специально развиваем русский язык, находим побольше русских мультфильмов и книжек, если понадобится, наймем учителя итд. Нет гарантий, что дети все равно не перейдут на иврит и не забудут русский, как часто случается; но насколько возможно, мы тянем в другую сторону - двуязычия (а я бы и английский еще добавил). Зачем?

Частично это эгоистичное стремление говорить с родными детьми на своем родном языке, на котором все кажется ближе и к голове, и к сердцу - может, иллюзия, не знаю, но кажется. Частично - желание сохранить доступ к русскому языку и литературе; еще просто лучше знать два языка, чем один. Но кроме всего этого - желание сохранить культурную связь еще и потому, что в современном мире она оказывается часто важнее географического разделения. Я представлял себе, что вот, может, дочка подрастет и проведем с ней лето в России, чтобы подкрепить язык, показать Москву, дать ей много общения по-русски с сверстниками. Когда-нибудь, думал я, можно попробовать пожить и поработать в России несколько лет; или дети могут захотеть, когда вырастут, побывать или пожить там.

В общем, пора избавляться от иллюзий, связанных с этим последним желанием. Россия превращается в страну, куда не везут детей. Где не хочется пожить и поработать. Которой не хочется желать преуспевания и богатства, потому что страшно даже думать о том, во что еще это преуспевание выльется соседям и всему миру.

Страна, в которой верхняя палата парламента единогласно одобряет вторжение на территорию соседа, страна, в которой большинство населения это вторжение и аннексию безусловно одобряет - такая страна тяжело больна, куда тяжелее, чем я позволял себе полагать. Это не Путин. Невозможно больше притворяться перед собой, что если вот только Путин уйдет и ПЖиВ уйдет, все будет хорошо.

Все будет плохо, очень плохо. Еще очень долго. Очень может быть, что на мой век хватит. Надеюсь, что не на век моих детей. Я не перестану, конечно, говорить с ними по-русски. Просто мысли такие сумбурные вьются.

Туман рассеивается, и мне очень не хочется видеть те очертания, что проступают сквозь него. Но закрывать глаза тоже не могу.

Грустно и горько мне.
Tags: политика, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 831 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →