Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

еще парочка забытых шедевров

Вчера искал интересные примеры совершенно забытых книг 19-го века, бывших в свое время очень популярными. Про "Дочь молочника" я уже рассказал в предыдущей записи.

http://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Elsmere

Типичный пример романа, забытого после того, как следующие поколения перестали интересоваться этими проблемами. Или, может, продолжали интересоваться, но не в форме художественной литературы? "Кризис веры, вызванный чтением немецких философов-идеалистов" - ах, эти старые добрые тыща-восемьсотые. Почему в 20-м веке перестали писать романы о кризисе веры? (т.е. наверняка не перестали, но перестали играть значительную роль в культуре). Люди продолжали верить, писатели в большинстве своем были религиозными людьми, у них вне всякого сомнения были свои частные кризисы веры. Но как-то это перестало быть подходящей темой для романа, почему?

http://en.wikipedia.org/wiki/East_Lynne

А это просто забавная штука, мыльная опера из 1860-х. Прекрасная и добродетельная девушка выходит замуж, рожает прелестных младенцев, но тут ее совращает злой аристократ, она бросает семью, рожает от аристократа внебрачного сына, он бросает ее, ну все как полагается. Но потом! какой поворот! после аварии на железной дороге во Франции все думают, что она умерла, а у нее всего лишь черты лица искажены шрамами, волосы поседели, и вот она возвращается в дом мужа, который женился на другой, и нанимается к ним гувернанткой, воспитывать собственных детей, которые не знают, что они ее дети! ах!

Эта книга тоже была невозможным бестселлером, и на ее основе тут же наклепали десяток-другой разных драматических обработок, и ставили на сцене всюду. В одной из этих пьес была фраза, которая вошла в поговорку как пример викторианской драматичности: "Умер, умер! И ни разу не назвал меня матерью!" (Dead, dead! And never called me Mother!). Это после того, как один из детей умирает, которых она теперь воспитывает в качестве гувернантки.

Английский оригинал: http://www.gutenberg.org/files/3322/3322-h/3322-h.htm
Русский перевод: http://flibusta.net/b/307564/read

Так и подмывает прочитать целиком, но я удержу себя, наверное, от этого соблазна... Тех, кто хочет прочитать в русском переводе, хочу предупредить, что он заметно сокращен в сравнении с оригиналом, выброшены (судя по нескольким страницам, что я сравнил) некоторые из описаний бурных переживаний или душевных качеств героев. Кроме того, забавно, что он, кажется, немного адаптирован в культурном смысле. В самом конце романа (спойлер, ах! спойлер!) героиня умирает, и на смертном одре признается мужу, что это она, его первая жена. Муж потрясен: он ее никак не мог узнать, не обращать же внимание на гувернантку детей, и потом, она назвалась "мадам Вайн", а настоящая ее фамилия "Вэйн" - ну никакого же сходства. Она кается во всех своих грехах и умоляет его помнить о ней как о той молодой невинной девушке итд. Он прощает ее и вверяет ее судьбу Богу, его голова склоняется к ее подушке... неужели чтобы поцеловать ее? Конечно, нет; при одной такой мысли он вспоминает свою теперешнюю жену (она в отъезде). Прощаясь с умирающей грешницей, он "позволяет своей мокрой от слез щеке дотронуться до ее щеки".

Переводчик решил, видимо, что это слишком чопорно, слишком по-английски, и поэтому в переводе "Карлайль несколько минут поддерживал ее, и голова его, отягченная горем, склонилась на подушку… и их губы встретились в последнем, прощальном поцелуе. Через несколько минут он вышел."
Tags: слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments