Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

без иероглифов

Несколько месяцев назад была очень интересная запись в лингвистическом блоге:

How to learn Chinese and Japanese

Ее автор, авторитетный американский синолог Виктор Мейр, пишет о традиции преподавания китайского и японского языков, в которой иероглифы вводятся не с самого начала, а лишь после того, как ученики усвоят основную грамматику и базисный набор слов. До этого слова и фразы пишутся в фонетической транскрипции латинскими буквами. Мейр убежден, что это лучший способ изучения языков с иероглифическим письмом. Он цитирует в поддержку этого мнения нескольких коллег, и в комментариях еще многие лингвисты или просто любители китайского или японского языка соглашаются с этим.

Каноническим примером такого подхода для Мейра и его единомышленников являются учебники Эленор Джорден (1920-2009), американского лингвиста и специалистки по преподаванию японского языка. Джорден написала в начале 60-х учебник Beginning Japanese (в двух томах), и затем расширила, переработала и переиздала его в конце 70-х под новым названием Japanese: the Spoken Language (JSL, в трех томах). Как старая, так и новая версии учебника написаны полностью без использования японской письменности, в ромадзи (транскрипция латинскими буквами). JSL до сих пор используют для преподавания на некоторых факультетах японского языка в Америке. При этом сам способ использования этого учебника может быть разный. Некоторые особенно "хардкорные" программы ведут студента по JSL год или даже два, не давая вообще никакого материала по японскому письму. Другие находят компромиссные варианты, потому что трудно мотивировать студентов два года не учиться читать, а только говорить. Сама Джорден считала, что необязательно ждать два года и можно вводить чтение в первый же год, но обязательно с тщательно продуманной задержкой. Она опубликовала отдельный учебник Japanese: The Written Language, который обучает слоговой азбуке и иероглифам, причем он синхронизирован с JSL таким образом, что ученик всегда узнает новые кандзи (иероглифы) для слов, которые он уже твердо усвоил фонетически по JSL. В такой схеме студенты начинают проходить JWL где-то через месяц после начала JSL, и двигаются таким образом параллельно.

Я хочу подчеркнуть при этом, чтобы не было недоразумения: этот метод - не самый популярный в Америке и других англоязычных странах. Чаще всего, в том числе и в "серьезных" университетских программах, используют учебники, вводящие с самого начала кана (слоговую азбуку) и, постепенно, базисные кандзи (иероглифы). Таких учебников много, и они в большинстве. Меня просто заинтересовал тот факт, что есть уважаемый и "серьезный" - не какой-нибудь разговорник для туриста - метод преподавания через транскрипцию - пусть и в меньшинстве, но вполне солидном, и его поддерживают некоторые специалисты - об этой поддержке см. запись Мейра. По-русски, если я не ошибаюсь, такой традиции нет, и совершенно все "серьезные" учебники японского вводят с самого начала кана и кандзи. Откуда я это знаю? - я просматривал основные учебники просто из любопытства ради. (Тут стоит на всякий случай напомнить и подчеркнуть, что я не знаю японский и очень глупо было бы считать меня авторитетом в японском или его преподавании. Я просто рассказываю о том, что заинтересовало, не претендуя на экспертное мнение.)

В чем же суть этого метода? Почему Джорден считает, что японский лучше изучать фонетически, не пытаясь учить иероглифы, пока не достигнешь какого-то базового уровня? И почему Мейр и некоторые другие синологи в этом с ней согласны и насчет китайского (аналог JSL для китайского языка - учебники Джона ДеФрансиса)?

Об этом хорошо пишет сама Джорден, и я позволю себе перевести две цитаты на эту тему. В учебнике JSL она пишет, в введении, обсуждая то, как важно использовать аудио- и видео-материалы, которые сопутствуют учебнику:
Невозможно научиться говорить и читать на иностранном языке глазами... Латинизированный японский (т.е. японский, записанный в транскрипции латинскими буквами) всегда должен лишь напоминать вам о том, что вы уже слышали - причем много, много раз. Буквы, которые мы используем для транскрипции, знакомы носителям английского языка, но когда мы записываем ими японский, они передают совершенно другой набор звуков... Вы должны воздержаться от чтения материала по-японски в этом учебнике до того, как вы ознакомитесь с звуками японского языка, и тщательно изучите правила транскрипции, которые ставят в соответствие знакомым буквам эти звуки логичным и регулярным способом...

Японцы, конечно, используют совсем другую систему письма [т.е. не латинскую транскрипцию], но и они не начинают ее изучать до того, как научились говорить. Иностранцам, желающим научиться читать по-японски, для достижения лучших результатов следует изучать иероглифы после того, как они хоть немного знакомы с текстом, который пытаются читать. Иными словами, если вас учат, что определенный символ в японской письменности означает X, и в это же самое время объясняют, что собственно X означает - тогда "чтение" в обычном смысле слова невозможно; вы несомненно будете не читать, а расшифровывать - переходить от символа напрямую к вашему родному языку, пропуская японский. Чтобы избежать этого, мы рекомендуем начинающим ученикам читать поначалу только материал, который они уже освоили устно.

В своей программной статье на эту тему - Reading Japanese: A Suggested Route for the Foreigner (1975; ссылка) - Джорден подробнее раскрывает свои соображения. Приведу ключевой отрывок с небольшими сокращениями:


После того, как японский ребенок овладел слоговой азбукой, перед ним встает титаническая задача: выучить тысячи иероглифов. Процесс решения этой внушительной проблемы затягивается на долгие годы школьного обучения; собственно говоря, японцы знают, что время от времени будут встречать новые незнакомые кандзи в том или ином контексте всю оставшуюся жизнь. Они хорошо понимают, что самый сложный и трудоемкий аспект овладения японской письменностью - изучение кандзи.

Вместе с тем, когда японцы запоминают новые кандзи для чтения своего родного языка, они работают исключительно на лексическом и морфологическом уровне. Они всего лишь учат графическую репрезентацию слов, которые встречаются внутри уже твердо усвоенных и знакомых грамматических конструкций. Они владеют структурой фразы, структурой предложения, структурой всего дискурса. В первые годы, когда они учатся читать, даже и сами слова, которые передают изучаемые кандзи, давно им знакомы; позже, когда они начнут встречать незнакомые сочетания знакомых кандзи, или совершенно новые иероглифы, обозначающие неизвестные им слова, они все равно будут понимать лингвистическую матрицу, внутри которой эти слова находятся. Таким образом, сложность в том, чтобы научиться читать, для японцев полностью заключена в изучении кандзи...

А американские студенты, изучающие японский и стремящиеся к той же цели - читать по-японски - начинают с совершенно другой стартовой позиции... Мы можем предположить, что изучить кандзи - то, что обычно называют главным препятствием на пути к чтению - американцу будет достичь не легче, чем японцу. Но часто забывают о том, что как бы ни была сложна эта задача, она всего лишь одна из проблем, стоящих перед американцем.

Чтение - процесс грамматический. Эксперименты показывают, что когда мы читаем вслух грамматически стройный текст, наш взгляд быстро движется вдоль текста, и забегаюет далеко вперед позиции голоса; а когда мы читаем бессмысленный список никак не связанных слов, то взгляд движется медленно и почти не опережает голос, потому что нет предсказуемости. На примере "Бармаглота" мы видим, что даже полностью незнакомые корни не мешают осмысленному чтению текста, если его структурные сигналы на месте.

Когда американского студента, не владеющего структурой японского языка на уровне, достаточном для обычного процесса чтения, учат читать по методу, который ставит во главу угла изучение кандзи, это не только замедляет процесс, но иногда даже наносит непоправимый ущерб. Японец, когда он читает свой родной язык, фокусируется на кандзи во время чтения, потому что он мгновенно и без всяких усилий схватывает структурные отношения в тексте на основе кана-матрицы частиц, грамматических окончаний, союзов итп. итп. Не так обстоят дела у иностранцев, которым с самого начала позволяют, и даже поощряют, оценивать свой прогресс по количеству выученных кандзи, что отвлекает их от столь необходимого для настоящего чтения контроля над структурой языка. Выходит в итоге, что многие, слишком многие студенты занимаются чем-то, что только в виде эвфемизма можно назвать чтением, а по сути является расшифровкой: иероглифы выражают эй-йоми ("английские прочтения"), например: "этот иероглиф означает книга", а о связях между ними пытаются догадаться на основе того, что ученику кажется "логичным" - в его собственной системе логики...


Еще добавлю к этому, что приверженцы этого метода не считают особенно важным работать именно с латинским алфавитом. С китайским языком других фонетических вариантов нет, но в случае японского можно было бы долго преподавать язык, пользуясь одной только каной (слоговыми азбуками), которую довольно легко выучить даже начинающему студенту. У Джорден были определенные причины предпочесть ромадзи (латинскую транскрипцию), но они не так важны, как главный принцип - избегать кандзи до того, как студент овладеет основной структурой языка и словами, которые записываются этими кандзи.



Вот такой метод. Мне это все кажется очень интересным, и, если честно, соответствует моим собственным мыслям о языке и изучении языка (мыслям, усвоенным главным образом из беспорядочного чтения лингвистической литературы). Теоретически и эстетически мне эти идеи импонируют. Насколько это работает на практике? Как я написал выше, похоже на то, что в Америке этот метод преподавания китайского и японского в меньшинстве, но это само по себе немного значит. Мейр упоминает интересную статью: Jerome L. Packard, "Effects of Time Lag in the Introduction of Characters into the Chinese Language Curriculum". Там описан эксперимент, в котором две группы по 12 студентов учили китайскому с нуля, одной из них преподавали иероглифы с первого урока, а другой - после задержки в 3 недели. Задержка - хоть, казалось бы, весьма скромная - дала определенный, слабый, положительный эффект. Но это, конечно, весьма незначительные данные. Мне было бы очень интересно увидеть сравнение между двумя группами солидного размера, изучающими японский, чтобы одна из них целый год не учила иероглифы - но это трудно организовать, подозреваю.
Tags: языки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →