?

Log in

No account? Create an account
об остракизме - Поклонник деепричастий [entries|archive|friends|userinfo]
Anatoly Vorobey

[ website | Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| English-language weblog ]

об остракизме [май. 24, 2015|05:44 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Я прочитал повесть Юлия Даниэля "Искупление" (1964) - одну из книг, напечатанных за рубежом, за которые его вместе с Синявским судили в 1965-м на знаменитом процессе Синявского-Даниэля (и посадили на 5 лет, добавлю для молодого поколения).

Вот краткий пересказ ее сюжета - наверное, надо сказать "спойлер", но вообще-то это не детектив и не сериал, повесть вполне можно прочитать, и зная сюжет.

Герой - 37-летний художник-график по имени Виктор Вольский - встречает у знакомых смутно знакомого человека. Оказывается, что этот человек, Феликс Чернов, вернулся после отсидки, а посадили его в 51-м после разговора о Сталине, в компании Вольского и еще троих. Но из этих троих один сел вместе с ним, другой был его ближайшим другом и потому вне подозрений (с тех пор умер), а третья была его любимой женщиной и они жили вместе. Поэтому Чернов уверен без сомнений, что донес на него Вольский, и поклялся, что когда вернется, сделает так, что Вольский будет как прокаженный, ни один честный человек с ним не заговорит, ни одна женщина к нему не приблизится.

Вольский никогда ни на кого не доносил, но не видит, как может в этом убедить Чернова. Он мечется между желанием оправдаться и ощущением, что он все равно должен пострадать, хоть и невиновен, потому что ничего не сделал против происходившего тогда. Чернов начинает рассказывать всем о том, что Вольский доносчик. От него отворачиваются почти все друзья и знакомые. Коллеги на работе перестают с ним здороваться. Любимая женщина ему верит, но не в силах никого больше убедить, и говорит, что не может вынести постоянное давление на нее и должна уйти. После сцены нервного срыва в театре Вольский сходит с ума и сюжет заканчивается в психиатрической больнице.

Мне интересно было бы узнать мнение публики о том, насколько сюжет правдоподобен. Объясню, что я имею в виду. Главный герой, Вольский, вращается в среде фрондирующей интеллигенции, но это не диссиденты, не отказники, не подписанты. Более того, работает он в совершенно стандартной советской конторе, рисует рекламные плакаты для гос. учреждений и всяких праздников. Но при этом полагается само собой разумеющимся, что его сослуживцы, во-первых, узнают о распостраняющемся слухе, и во-вторых, поголовно подвергнут его остракизму; и то же верно в отношении почти всех его знакомых и друзей - они звонят ему и требуют не считать их более знакомыми итд. Мне не кажется интуитивно убедительным, что - пусть оттепель, пусть все на свете - в 1964-м году образованный слой общества был настолько тесно взаимосвязан и настолько объединен в ненависти к сталинизму, что одного такого обвинения было достаточно для всеобщего остракизма; мне кажется скорее более вероятным, что, может быть, он потерял бы часть друзей и не более того. Но я не жил в 1960-е, разумеется. Буду благодарен за ваше мнение о том, насколько описанное в повести реально в качестве истории из жизни - особенно тех, кто в то время уже жил осознанной жизнью (но и не только их).

(скажем, если сравнить с нашим временем в России, то мне кажется очевидным, что такого механизма всеобщего остракизма за доносительство нет, и даже ничего похожего. Распостранилось слово "нерукопожатный", но его саркастическая популярность скорее подчеркивает, что никакой реальной нерукопожатности нет. Всякие люди подавали и подают доносы на других по 282-й статье за крамольные речи, люди за них садятся в тюрьму, и ничего. Журналист Ольшанский пишет публичный донос сепаратистам о том, где нужно ловить недружественного журналиста Азара, и ничего, не испытывает общественную смерть. И так далее)
СсылкаОтветить

Comments:
Страница 1 из 3
<<[1] [2] [3] >>
[User Picture]From: alta_voce
2015-05-24 02:49 pm
Согласна. Неправдоподобно.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: _xb
2015-05-24 02:56 pm
мне 48 лет. мои родители были 21 и 22 года рождения.
это для ориентации во времени
я верю в сам сюжет, точно
я не верю немного вот в это
- в 1964-м году образованный слой общества был настолько тесно взаимосвязан и настолько объединен в ненависти к сталинизму
именно в объединение, не верю. кто-то был объединен, кто-то не был. в любом случае едва ли люди демонстрировали какие-то коллективные действия, не срежиссированные сверху. таких были не массы, особенно среди образованных людей.

в то, что звонили - не верю. телефоны были мало у кого, и эти мало кто не были представителями образованного слоя общества, а были скорей начальством или работали в таких местах, где их нужно было срочно вызвать. и не очень верится, что люди не бояли делать заявления по телефону и все такое.

мне так видится
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: spaniel90100
2015-05-24 03:00 pm
Я тоже не жила в 60-е годы, но думаю, что это не просто правдоподобно, а списано почти с натуры - я слышала о похожей истории в кругу Даниэля.
(Ответить) (Thread)
From: (Anonymous)
2015-05-24 03:05 pm
Это было бы правдоподобно, если бы речь шла об узком коллективе, и не о ненависти к сталинизму, а о значимости обвинителя. Этого Вольского же не в абстрактном сотрудничестве с режимом обвинили, а в личном предательстве.
Если бы Н. не на Тесака донес, а не кого-то поприличнее, то может бы и от него отвернулись, хотя вряд ли. Околополитическая тусовка РФ никаких приличий не соблюдает, но живет дружно.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: maxdz
2015-05-24 03:06 pm
Что-то подобное было в 90-х в Киеве, в отношении милиции. Если в молодёжной компании/тусовке узнавали, что у кого-то из присутствующих близкие родственники в ментуре (не говоря уж о том, чтобы сам чел там работал) - с ним не общались.

Это было не только из брезгливости, но и из самосохранения, т.к. менты тогда крышевали бандюков, фальсифицировали дела с требованием мзды за закрытие, итп.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: e2pii1
2015-05-25 07:30 am
> в 90-х в Киеве, менты тогда крышевали бандюков, фальсифицировали дела с требованием мзды за закрытие, итп.

Позже в 2000-201х, и сейчас, не крышуют и не фальсифицируют ?

(Ответить) (Parent) (Thread) (Развернуть)
[User Picture]From: varana
2015-05-24 03:19 pm
Мне тоже кажется неправдоподобным.
Люди могли сторониться, перешептываться, избегать общения, но чтобы вот так прямо ВСЕ заявили и подвергли остракизму - не верю.

В 60-е училась в школе.

В 70-е то и дело о ком-то ходили слухи, что стукач, но никаких остракизмов.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: mr_k_bx
2015-05-24 09:57 pm
а было на что стучать?
(Ответить) (Parent) (Thread) (Развернуть)
[User Picture]From: asnat
2015-05-24 03:27 pm
ну гиперболизировано для наглядности, но в принципе могло быть
не "объединение в ненависти к сталинизму", а отвращение от факта доноса на конкретного человека и страх
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: vova_belkin
2015-05-24 03:32 pm
Да, глядя на нынешние нравы духовных потомков детей оттепели и комиссаров в пыльных шлемах, приходится признать под грузом доказательств неопровергаемой фактической убедительности, что тяга к самочинным партсобраниям и вынесению выговоров и строгачей с исключением согласно сплетен из пятых рук полученных есть вещь фундаментальнейшая, подобно как зайке свойственно прыгать по травке, а иначе никак нельзя, так есть, и следовательно в 1964 году тоже так было.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: arpad
2015-05-24 03:37 pm
Это литературный прием. Вы же не спрашиваете имели ли место события описанные в повести "говорит Москва"?

Был момент когда что-то похожее реально имело место но это было на 7-8 лет раньше. И происходило это потому что боялись что сейчас начнется новый период чисток и вели себя соответсвенно. Фадеев застрелился в 56-м не потому что ему стыдно стало. Он застрелился полагая что с ним вот-вот сделают то же самое что по его подаче делали с другими.
(Ответить) (Thread)
From: (Anonymous)
2015-05-24 03:39 pm

Ну я тогда был ещё мал.

Поэтому собственных наблюдений того времени не имею. Но лет на 10-15 позже такая реакция была вполне нормальной. Стукачей не любили. Стучать считалось очень и очень западло.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: reader59
2015-05-24 03:41 pm
В азиатской культуре вообще не принято выражать свое отношение к другим хоть сколько-нибудь открыто. Продолжат мило улыбаться, но прекратят хоть сколько-нибудь откровенные разговоры в его присутствии, только и всего. Ну и напакостят за спиной при малейшей возможности, это уж всенепременно - но тут вопрос скорее в невозможности равновесия: если вокруг "приличного человека" всегда есть некий баланс сил, то вокруг "неркуопожатого" такой баланс иногда нарушается, поскольку на "его" стороне остаются лишь идейные, и при этом, как правило, совсем тупые и подлые сторонники текущей линии партии. Да и они руководствуются на самом деле не идеями, а интересами сугубо шкурными, причем самомого низкого пошиба.
Так что неправдоподобно совершеннейше. Ну или в столицах во времена автора были некие страты, совсем перпендикулярные имеющейся нацкультуре, - но в последнее я не верю, поскольку их и так-то тут никогда не было в сколько-нибудь существенных количествах, а вопреки всему имеющиеся выжить, особенно после всех направленных в первую очередь против них чудес первой половины 20 в., не могли никак.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: timofeikoryakin
2015-05-24 03:45 pm
Так ведь есть же другое произведение, где дан ответ на этот вопрос:
Много-много лет назад, когда я был сравнительно молод, вполне внутренне честен и непроходимо глуп, до меня вдруг дошло (словно холодной водой окатило), что все эти мрачные и отвратительные герои жутких слухов, черных эпиграмм и кровавых легенд обитают не в каком-то абстрактном пространстве анекдотов, черта с два! Вон один сидит за соседним столиком, порядочно уже захорошевший, – добродушно бранясь, вылавливает из солянки маслину. А тот, прихрамывая на пораженную артритом ногу, спускается навстречу по беломраморной лестнице. А этот вот кругленький, вечно потный, азартно мотается по коридорам Моссовета, размахивая списком писателей, нуждающихся в жилплощади…

И когда это дошло до меня, встал мучительный вопрос: как относиться к ним? Как относиться к этим людям, которые по всем принятым мною нравственным и моральным правилам являются преступниками; хуже того – палачами; хуже того – предателями! Случалось, по слухам, что бивали их по щекам, выливали им на голову тарелку с супом в ресторане, плевали публично в глаза. По слухам. Сам я этого никогда не видел. По слухам, не подавали им руки, отворачивались при встрече, говорили резкие слова на собраниях и заседаниях. Да, бывало что-то вроде, но я не знаю ни одного такого инцидента, чтобы не лежало в его основе что-нибудь вовсе не романтическое – выхваченная из-под носа путевка, адюльтерчик банальнейший, закрытая, но ставшая открытою недоброжелательная рецензия.

Они ходили среди нас с руками по локоть в крови, с памятью, гноящейся невообразимыми подробностями, с придушенной или даже насмерть задавленной совестью, – наследники вымороченных квартир, вымороченных рукописей, вымороченных постов. И мы не знали, как с ними поступать. Мы были молоды, честны и горячи, нам хотелось хлестать их по щекам, но ведь они были стары, и дряблые их, отечные щеки были изборождены морщинами, и недостойно было топтать поверженных; нам хотелось пригвоздить их к позорному столбу, клеймить их публично, но ведь казалось, что они уже пригвождены и заклеймлены, они уже на свалке и никогда больше не поднимут головы. В назидание потомству? Но ведь этот кошмар больше никогда не повторится, и разве такие назидания нужны потомству? И вообще казалось, пройдет год-другой, и они окончательно исчезнут в пучине истории и сам собою отпадет вопрос, подавать им руку при встрече или демонстративно отворачиваться…

Но прошел год и прошел другой, и как-то неуловимо все переменилось. Действительно, кое-кто из них ушел в тень, но в большинстве своем они и не думали исчезать в каких-то там пучинах. Как ни в чем не бывало, они, добродушно бранясь, вылавливали из солянки маслины, спешили, прихрамывая, по мраморным лестницам на заседания, азартно мотались по коридорам высоких инстанций, размахивая списками, ими же составленными и ими же утвержденными. В пучине истории пошли исчезать черные эпиграммы и кровавые легенды, а герои их, утратив при рассмотрении в упор какой бы то ни было хрестоматийный антиглянец, вновь неотличимо смешались с прочими элементами окружающей среды, отличаясь от нас разве что возрастом, связями и четким пониманием того, что сейчас своевременно, а что несвоевременно.

И пошли мы выбивать из них путевки, единовременные ссуды, жаловаться им на издательский произвол, писать на них снисходительные рецензии, заручаться их поддержкой на всевозможных комиссиях, и диким показался бы уже вопрос, надо ли при встрече подать руку товарищу имяреку. Ах, он в таком-то году обрек на безвестную гибель Иванова, Петрова и двух Рабиновичей? Слушайте, бросьте, о ком этого не говорят? Половина нашего старичья обвиняет в такого рода грешках другую половину, и скорее всего, обе половины правы. Надоело. Нынешние, что ли, лучше?
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: jim_garrison
2015-05-24 03:49 pm
Да, ХС сразу в голову приходит.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: sergeyoho
2015-05-24 04:24 pm
Рассказ когда-то в юности произвёл сильное впечатление. По сути что-то сказать трудно, 60-е не застал.

Замечу только, что и в посте, и в некоторых комментах смешиваются два вида доносчиков. Те, кто стучат здесь и сейчас и, соответственно, опасны. И те кто стучали в проклятом и официально осуждённом прошлом. А сейчас не стучат и не опасны для добропорядочной публики. Герой Даниэля вроде относится ко второй категории.

(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: sumerk
2015-05-24 04:24 pm
Меня в старших классах воспитывали подобной закалки люди.
Но они были уникальны совершенно. Таких были, как я уверен, десятые или сотые доли процента. Хранили дома запрещенные книги, самиздат и западные.

Может быть, Даниэль использовал главный канон соцреализма - распространять частность на систему? Скажем, была узкая компания людей, которые имели подобную описанную им мораль - он же распространил это на целый якобы значительный круг людей, которого реальности никогда не было. Так делал соцреализм...

(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yanek
2015-05-24 04:40 pm
Т.е.
1. сначала они отворачивались от врагов народа.
2. Потом они поворачивались к врагам народа, но отворачивались от тех кто доносил на "врагов".
3. А на очередном витке они повернулись к Крымнашу.

По-моему второй пункт вряд ли широко существовал, ибо не было официальной позиции партии по нему.
(Ответить) (Thread)
Страница 1 из 3
<<[1] [2] [3] >>