Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о потоке информации в иерархических сетях

Год назад меня очень впечатлила ФБ-запись Ильи Новикова, одного из адвокатов Надежды Савченко. В ней рассказывается история того, как это дело "выросло", довольно убедительно и поучительно. Год назад я не собрался об этом написать. Теперь, когда вся эта история, похоже, движется к завершению, хочу порекомендовать эту запись. Вот полный ее текст:

Про кузницу и гвозди

Вы все слышали, что Путин ответил Порошенко на очередное письмо об освобождении Савченко. Что окончательное решение по Савченко будет базироваться на правовых нормах и принципах гуманизма. И Чуркин в совбезе ООН в тот же день что-то такое вякнул про «вы газет не читаете, она обвиняется в тяжком преступлении». Давайте по этому случаю я вам сейчас расскажу, как принимались решения по делу Савченко и как они будут приниматься.

Посмотрите на это фото из Одноклассников.



Этого человека зовут Дмитрий Маньшин, он майор юстиции из следственного комитета. Родом, кажется, из Липецка, отличился на расследовании югоосетинских событий и был взят весной 2014 генерал-майором Дрымановым в новое управление по расследованию преступлений против мира, созданное в СКР как раз в начале замятни на Донбасе.

В конце июня прошлого года на плечи майора Маньшина легло решение вопроса о судьбе Савченко. Вечером 23 июня ее привезли в Воронеж, уже на следующее утро, по ее словам, Маньшин пришел в гостиницу «Евро», где ее держали, и начал с ней работать. У нас сейчас есть только два протокола допросов Савченко в статусе свидетеля, от 25 и 27 июля, был еще как минимум один с применением полиграфа, его в арестных материалах нет.

Мы не знаем наверняка, имел ли Маньшин с самого начала четкие инструкции арестовать Савченко после ее свидетельских допросов. Лично мне кажется более вероятным, что ему поручили разобраться на месте и доложить. К 30 июня, когда Савченко была официально оформлена задержанной, у следствия на руках были ее показания, в которых она отрицала свою причастность к обстрелу, показания нескольких ЛНРовцев, из которых никто не видел ее поблизости от Металлиста, видео допроса ЛНРовцами Тараса Синяговского из «Айдара», на котором он сказал, что Савченко при нем звонила кому-то по телефону, до того как он попал в плен. Еще в показаниях ЛНРовца «Иванова» говорилось, что журналисты работали без касок и накидок «ПРЕССА», и что прямо рядом с блокпостом все утро активно стреляла минометная батарея ЛНР.

Вот и все. Любому следователю уже понятно, что версия с Савченко бесперспективная. Маньшину или тому, кому Маньшин докладывал, тогда ничего не стоило пресечь эту историю в зародыше, вернуть Надежду обратно, где взяли, отрапортовать, что смерть Корнелюка и Волошина была несчастным случаем, какие происходят на войне каждый день: ну оказались в неправильном месте в неправильное время, попали под обстрел, бывает. И уж во всяком случае, конкретно Савченко тут не при чем, ошиблись в ЛНР, не ту привезли.

Но это было бы ответственное решение. Под обстрелами в те дни гибли многие, а про группу ВГТРК говорили по всем каналам уже вторую неделю. Не безымянные ополченцы, журналисты, граждане России, уголовное дело возбуждено в день гибели. Отпустить Савченко означало бы отказаться от возможности заработать на этом деле поощрение, звездочку или что там можно заработать в СК. Начальство уже успело объявить, что виновных в гибели журналистов непременно найдут и накажут. Если сказать ему, что не все так просто, начальство огорчится. А так может Савченко еще расколется, посидит в тюрьме, подумает, подпишет что-нибудь, все-таки женщина... Вот тут была точно персональная ошибка именно Маньшина: он единственный из СКР плотно общался с Надеждой, и именно он должен был понять, что она за человек и предупредить руководство, что с ней будет тяжело. Не понял или не предупредил.

В итоге было принято плохое решение. Арестовать Савченко, доложить по команде, что убийца пойман, продолжать следствие исходя из этой версии. Почему это решение было плохим, вы сейчас видите сами. К марту 2015 Путину уже оборвали телефон звонками про ‪#‎FreeSavchenko‬. Песков только что не бегает по улицам в своих усах и не объясняет каждому прохожему, насколько его шефу безразлична эта история. Маркин истерит про попытки оказать давление, Чуркин дает стопятьсотую суровую отповедь «определенным силам». Где все они и где майор Маньшин? Почему эти занятые люди вынуждены работать на решение, принятое на уровне майора?
Потому что в этой нашей системы принцип Питера действует неумолимей, чем мог себе представить сам Питер. На каждом следующем уровне о конкретике дела знают меньше, нем на предыдущем. Начальники, как правило, не видят первичных бумаг, они читают справки, составляемые подчиненными. И на каждом новом уровне появляются возможности для втирания очков, бодрых рапортов, как минимум излишнего оптимизма и упрощений. Начальник Маньшина генерал Дрыманов, подписывавший ходатайство об аресте Савченко, дал 24 июля интервью «Коммерсанту», в котором сказал, что «накидки с надписью ТВ были видны издалека» и что «ее [Савченко] вина подтверждается, в частности, детализацией звонков, сделанных с ее мобильного телефона, он был изъят во время ее задержания уже в России. Кроме того, у Савченко нашли карту местности, разбитую на квадраты, по которым и наносился артиллерийско-минометный огонь». Спикер СКР генерал Маркин тоже с самого начала говорил про «убедительные доказательства». Ну Маркин ладно, он просто озвучивает тезисы пресс-службы, которые всегда пишутся по справкам. Но Дрыманов человек умный и опытный, он едва ли стал бы говорить такое публично, если бы был хорошо знаком с материалами дела. Похоже, не был. И телефон, и карта, и показания свидетелей и накидки – все оказалось не так, и это либо уже вылезло, либо прямо сейчас вылезает наружу.
И вот вам принцип Питера. На начало июля майор Маньшин знал о ситуации больше всех в мире. Генерал-майор Дрыманов знал уже меньше, он опирался на доклад Маньшина, мог разве полистать дело, и уж точно не видел Савченко вживую. Председатель СК Бастрыкин в лучшем случае мог выслушать подробный (в пределах известного тому) доклад Дрыманова. В распоряжении Путина только доклады и справки, приготовленные для него по приказу Бастрыкина. Как вы думаете, что написано в таких справках? «Владимир Владимирович, мы облажались и подставили вас, импровизируйте сами»? Скорее что-нибудь вроде «ведется следствие, допрошено семьдесят тысяч свидетелей и потерпевших, проводятся экспертизы, все пучком». Откуда Путин может узнать, что не пучком? Я даже допускаю, что он искренне не понимает, чего от него все хотят с этой Савченко. Потому что в кузнице не было гвоздя.

* * *

Генерал Дрыманов в конце февраля ушел на должность главы СК по Москве, украинским делом он больше не занимается, и надеюсь, счастлив этим. Майор Маньшин, похоже, ушел вместе с ним, в нашем деле он не мелькал уже несколько месяцев. Надежде Савченко присвоено звание героя Украины, она приостановила голодовку на 83-й день. Президент Путин написал ответ президенту Порошенко о принципах гуманизма. Меньше года назад все эти люди жили своей жизнью и не знали, что станут частью этой истории.
Tags: политика, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →