Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о воображении

Блейк Росс, американский программист (он был одним из основателей Файрфокса), недавно узнал нечто, что потрясло его до глубины души. Он узнал, что когда люди вокруг него говорят о том, как у них перед глазами что-то стоит, это не метафора, они действительно видят это в уме; и когда дети перед сном считают овечек, это не такое забавное выражение, а они действительно видят овечек. Россу сейчас 30 лет, и он прожил всю жизнь с афантазией - редким явлением, при котором человек не способен вообще ничего вообразить, никакую картинку - у него нет "внутреннего взгляда". Но до сих пор он этого не понимал, и искренне полагал, что это у всех так.

Я рекомендую прочитать длинную запись Росса - он очень подробно описывает свои внутренние ощущения и отвечает на много вопросов о том, как это и не ошибается ли он итд.

Aphantasia: How It Feels To Be Blind In Your Mind

Афантазия дает нам очень яркий пример того, как работает очень интересная когнитивная ошибка, которую вслед за Скоттом Александром я называю "ошибкой типичного мозга" (typical mind fallacy). Многие субъективные ощущения и умения кажутся нам настолько базисными, основополагающими, что мы полагаем само собой разумеющимся, что у всех это устроено примерно одинаково. Людям, которые способны представить перед собой сцену из памяти или книги, которую они читают, трудно понять, как вообще можно существовать без этого. И наоборот - людям с афантазией трудно понять, что это вообще значит, увидеть перед собой что-то, чего нет в реальности. На самом же деле оказывается, что эта способность не просто существует или не существует - у разных людей она развита по-разному. Кто-то не может увидеть в цвете, кто-то видит картинку, почти такую же яркую и цветную, как реальность, итд. У меня, например, нет афантазии, и я обычно представляю перед собой сцены, когда читаю художественныю книги, например; но картинка, которую я могу себе нарисовать, всегда очень приблизительна и расплывается, если я пытаюсь "увеличить резолюцию", так сказать; цвета есть, но очень неяркие и приблизительные. Уверен, что у многих внутренняя "картинка" разноцветнее и богаче - а у других наоборот.

В записи Скотта Александра на эту тему (тоже по-английски) есть много интересных примеров того, как комментаторы в взрослом возрасте обнаружили, что их какое-то совершенно естественное ментальное умение или неумение - на самом деле редкая вещь, и почти у всех по-другому. Часто тут встречается синестезия, т.е. ассоциация букв или цифр с цветами, а также отсутствие чувства обоняния, о котором люди иногда не подозревают (у меня обоняние есть, но очень слабое, и я это понял довольно поздно).

Я подумал, когда прочитал запись Росса, что жаль еще, что никто не спросил его, играет ли он в шахматы. Мне трудно представить себе человека с афантазией, играющего вслепую - да даже и не вслепую, а просто играющего с доской на сколько-нибудь нетривиальном уровне: надо же рассчитывать ходы, а как это делать, не воображая их? Но может быть, это опять все та же ошибка типичного мозга в действии, и бывают люди с афантазией, хорошо играющие в шахматы - мне было бы очень интересно прочитать их описание того, как они ощущают этот процесс.

Кстати, игры типа шахмат, когда нужно представить относительно сложную картинку, могут помочь, наверное, измерить количественным образом "качество картинки", по крайней мере в том, что касается деталей. Вчера я решил попробовать свои силы в воображении всей доски и для этого поставил перед собой задачу: найти в уме одно из решений задачи про 8 ферзей (поставить на доску 8 ферзей, не атакующих друг друга, одна из классических комбинаторных головоломок и источник извечных заданий для обучения программистов). Мне это удалось, но с большим трудом после где-то получаса серьезных усилий; и как я ни старался, я не видел одновременно все 8 ферзей позиции, которую я "проверял" или пытался улучшить в данный конкретный момент. Я помнил в нотации, где они все находятся, и мог "увидеть" одновременно примерно половину из них, но не все вместе; поэтому часть диагональных проверок я неизбежно делал в уме алгебраически, по нотации.

Когда шахматные гроссмейстеры играют вслепую или просто вспоминают сыгранную партию - у них перед глазами стоит вся доска со всеми фигурами, которые они видят одновременно и четко? Полагаю, что да. Я проверил себя и пришел к выводу, что я так не могу (я играл в детстве на уровне примерно кандидата в мастера, бросил в 15 лет). Я могу запомнить позицию, могу следить за партией в уме, читая нотацию (с трудом), и могу даже сыграть вслепую (очень плохо и с очень большим трудом) - но то, что происходит у меня в уме перед глазами при этом... как бы это объяснить... я помню, где находятся все фигуры и пешки, но я не могу их увидеть все сразу. Я вижу доску 8x8 с примерным очертанием позиции, но мне нужно сосредоточиться на ее части - размером примерно в четверть доски, 4x4, чтобы увидеть раздельно и четко все фигуры там. Полагаю, что у сильных игроков с этим намного лучше, но любопытно, является ли это *непременным* качеством сильного игрока.
Tags: психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →