Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о переходных глаголах

Сергей Волков пишет об уроках русского языка в школе в своем фейсбуке.

"Написали диктантик и замолкли в ожидании. Тут я им прямо в лоб: «Скажу вам одну страшную вещь: все эти типы сказуемых и еще многое, что вам предстоит изучить по программе, в жизни вообще никогда не пригодится. Еще раз: Вообще. Никогда. Не пригодится».
[...]
«Вы что, это тоже понимаете?» А что, я на вашем месте не сидел? И не спрашивал безнадежно учителей, зачем мне знать прямые и косвенные дополнения и почему именно способность присоединять винительный, а не какой-нибудь другой падеж названа особо, выделена в категорию переходности? Почему не творительный или дательный?"

А почему, кстати, действительно, именно способность присоединять винительный падеж выделена в категорию переходности глагола?
Интересный ведь вопрос! Почему видеть (что-то) переходный глагол, а помогать (кому-то) непереходный, при том, что оба используются обычно с дополнением, просто в разных падежах. Скажем, в английском или французском языках это разграничение выглядит логичным, потому что после переходного (transitive) глаголa нет предлога, а после глаголов с косвенными дополнениями есть. А в русском какой смысл их различать?

Частичный ответ, кажется, есть тут: http://rusgram.ru/Переходность

Там приводится много разных признаков - морфологических, синтаксических и семантических - по которым переходные глаголы отличаются от непереходных. Но практически во всех случаях это больше корреляции, чем строгие признаки, и из них из всех есть кучи исключений, иногда массивные кучи. Не уверен, что это объяснение закрывает вопрос "естественности" категории переходности.
Tags: обучение, русский язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments