Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

немного о пошлости

Проект "Полка" - "108 самых важных русских книг" со списками для чтения и подробными критическими статьями - кажется полезным, и неизбежные вкусовые разногласия с составителями меня совсем не смущают. Но интервью руководителя проекта Юрия Сапрыкина побуждают то ли качать головой, то ли ругаться в сторону. Посудите сами:

Журналист Юрий Сапрыкин — о поэзии и любимых книгах на «Полке»

Юрий Сапрыкин — о книжном проекте «Полка» и возвращении к слову
Сейчас не очень прилично об этом говорить, но мне жутко нравился Толкин, причем я застал момент, когда уже вышел «Хоббит», и его нужно было просить у друзей — а они не всегда были готовы расстаться с книгой...

Тогда все были без ума от обэриутов (ОБЭРИУ, или Объединение реального искусства, — творческое объединение писателей и поэтов, существовавшее в Ленинграде в 1930-х. — Esquire), но с течением времени немного по‑другому оказались расставлены акценты, стало понятно, что Введенский важнее Хармса...

Я понимаю, что для большинства моих знакомых роман «Обитель» — нечто такое, что даже в руки взять нельзя. А Алексей Иванов — это совсем беллетристика для масс, что-то вроде сериалов на канале «Россия»; книги, про которые не надо серьезно разговаривать. Но я не стыжусь если не любви, то любопытства и к тому, и к другому...

Тут интересно, что на уровне реальности я не вижу ничего дурного в этих оценках - мне тоже жутко нравился Толкин, я, если поразмыслить, ставлю Введенского выше Хармса (хотя и Хармс тоже нормалек, да?), итд. Но на мета-уровне, вот этао жеманное отзеркаливание своего мнения к коллективному какому-то бомонду, постоянная сверка часов с бомондом - это очень отталкивает. "Сейчас не очень прилично об этом говорить", сразу при этих словах какая-то желчь даже подступает к горлу. Это ведь ужасно, писать так. Вообще я себя тоже на таком ловлю иногда. В какой-то степени это неизбежно, у нас у всех есть референтные группы, мы поверяем и проверяем себя по ним. Но когда ты транслируешь свое мнение другим людям, вот так вот полуоборачиваться на каждом втором слове на родную тусовку, в которой "всеми любимый Чудаков" (это ж какая еще супер-ограниченная тусовка получается) - это как-то грустно выходит.

И вот еще два отрывка из этих два интервью, которые хоть сейчас вставляй в качестве примеров к статье Набокова про пошлость...

"С Бибихиным же ты оказываешься в дантовском темном лесу и следишь за тем, как мучительно ищется маршрут и до чего поразительным он оказывается[...] Я до сих пор помню его лирическое отступление о том, почему философ никогда не сядет в троллейбус. Философ не может стать частью толпы, которая расталкивает друг друга и пытается забраться в салон, — он всегда должен находиться в стороне и беречь свое одиночество."

"Я тут недавно ездил в Ясную Поляну читать лекцию, и мы сидели в кафе на входе в музей-заповедник. За соседним столом расположились очень выразительные мужики в тельняшках, в расстегнутых тулупах. Они на газетке разложили лучок, порезали чесночок и из-под стола что-то тихо разливали. И разговаривали о живительных свойствах лука, чеснока и этого — того, что разливали. Вдруг один из мужиков говорит: «А помните, „Москва — Петушки“…» — и давай ее цитировать прямо целыми абзацами. Народ не обманешь. Если на такой широкой, репрезентативной выборке Ясная Поляна и Петушки стоят рядом, то и нам сам бог велел."
Tags: литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments