Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

милица нечкина

Из ФБ Светланы Мироновой:
"1 октября [1918]. В эти ужасные дни я постигла одну простую, великую мудрость. Может быть, завтра она не покажется мне такою, но сейчас она — мудрость.

Я узнала ее в тот день, когда чехи оставили город, вернее утром, после ужасной ночи отступления войск, проведенной частью в подвале, частью в училищном кабинете папы. Это было утро жуткой, мертвой тишины и серого света. Утомленная до крайней степени, совершенно без сил я вошла в свою комнату и легла на матрац кровати, без одеяла и простыни. Разбитое тело как будто потеряло жизнь и напряжение во всех своих мышцах и безжизненно протянулось по скользким красным полосам матраца. И в этот миг я и поняла, что вернее всего [Приписка карандашом: «Стерто: момент настоящего»], можно лежать спокойно — это счастье, это важно.

Все [далее стерто] давно было, что будет, все равно. Важен [Приписка карандашом: «Стерто: этот миг»], больше ничего. На бумаге это очень просто, может быть, до банальности. Но в тот миг, как чувство, это было поразительно ново и неизведанно".

Из дневника Милицы Нечкиной (1901-1985), советского историка (русских корней; сербское имя Милица - причуда отца). Эта запись сделана в Казани, где Нечкина училась на факультете истории. В начале 20-х, пару лет спустя, она писала такие стихи, например --

Все, что имею, дарю без слов
В теплой июльской тиши.
Нечего дать тебе, кроме стихов
И кроме моей души.

Полный любви и девичьих грез,
Дар мой беден и мал.
Ты улыбнулся, стихи унес,
Только души не взял.

А после --

В 1924 году она приехала в Москву, уже вооружённая собственной, изданной в Казани книжкой «Русская история в освещении экономического материализма» (1922). Нечкина сразу же заявила о себе, как о марксистке, верном стороннике школы М.Н. Покровского – корифея советской исторической науки, «обворожительного героя революции» (согласно определению А.Луначарского).

Весной 1932 года, будучи допущенной в больничную палату к своему умирающему «учителю» и другу, Милица Нечкина в последние дни (может, и часы) его жизни читала М.Н.Покровскому стихи.

Но когда товарищ Сталин своею властной десницей низверг заслуги научной школы М.Н.Покровского и решил «вернуться к Иловайскому» - автору любимых им с детства «патриотичных» гимназических учебников, М.В. Нечкина быстро «перестроилась». Отвернувшись от Покровского, она тут же засела за сочинение школьных и вузовских учебников с героями-государственниками. Подрастающее поколение тридцать лет изучало родную историю по её трудам, добротно набитым фактологией и марксизмом.
Tags: история, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments