Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

таков транзит

В конце 18 века жил в Шотландии поэт и философ по имени Джеймс Битти (James Beattie). Всю жизнь он прожил в Абердине (третьем по размеру городе Шотландии, после Глазго и Эдинбурга), там учился и преподавал в университете. Время от времени публиковал поэмы и философские трактаты.

В начале 1770-х что-то случилось, неуловимо повернулось в настроениях читающей публики, и несколько его книг очень всем понравились, особенно эссе "О природе и неизменности истины" (возможно, тем, что спорило с Давидом Юмом, которого как раз тогда не любили) и поэма "Менестрель". Им восхищались, хвалили, жаждали познакомиться в лучших домах столицы. В 1773-м году Битти решился на долгую поездку в Лондон, и провел там с женой полгода. За это время он всех увидел (включая короля, который пожаловал ему пенсию), получил почетную степень Оксфордского университета и побывал на всех приемах. Сразу по нескольким каналам стали хлопотать о более почетном и заметном месте для него, чем захолустный Абердин.

Битти вернулся домой и... что-то не пошло. Какие-то планы провалились, на другие, не столь престижные, он не захотел менять привычный дом и колледж. В общем, он остался в Абердине и продолжал писать трактаты и поэмы, но что-то опять неуловимо повернулось, и вся слава и известность как-то быстро просочились сквозь землю. Читающая публика нашла себе новых кумиров. Битти оказался прочно забыт.

Кроме одного обстоятельста. Во время своего путешествия в Лондон Битти вел очень подробный дневник, в котором записывал вообще все. Как он ехал из Абердина, на каких перекладных, с какими остановками. Как искал дом в Лондоне, чтобы арендовать на полгода, с кем торговался. Какая погода была каждый день, как он ходил туда-то, встречался с тем-то, где обедал, сколько стоило. Вообще все, очень подробно. И оказалось, что вот этот дневник очень пригодился историкам - столь подробных описаний повседневной жизни, столичных нравов и светских манер раз-два и обчелся. Нельзя сказать, чтобы он стал популярен (как другой дневник, Самуэля Пипса, написанный на сто лет раньше), но историки его знают, пользуются, читают. В отличие от поэм и трактатов, которые, кажется, уже очень давно не интересуют никого кроме ну уж совсем дотошных литературоведов той поры.

Вот такая история.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments