Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

о премии ульмана и соразмерности

История с премией Тьюринга Джеффри Ульмана, мне кажется, хорошо демонстрирует современную американскую культуру возмущения, не являясь при этом особенно крайним или супер-возмутительным случаем.

Ульман - известный профессор информатики, автор основополагающих учебников в теории компиляции и баз данных (помимо прочих). В 2021-м году Ассоциация вычислительной техники присудила ему (вместе с соавтором Альфредом Ахо) высшую награду в компьютерных науках - премию Тьюринга.

Но вскоре выяснилось, что в качестве профессора Станфордского университета у него есть давняя привычка писать невежливые ответы студентам из Ирана. Когда такой студент посылает ему мейл в духе "очень хотел бы работать с вами, дорогой профессор, не поможете ли с местом в аспирантуре Станфорда для меня?", Ульман отвечает примерно так: "В Станфорде приемом на аспирантуру занимается отдельная комиссия, на которую я не имею никакого влияния. Но вообще-то я против того, чтобы принимать студентов из Ирана, подчиненных режиму, который хочет уничтожить Израиль и грозит вообще всему цивилизованному миру", примерно в таком стиле. И на домашней странице у него есть страница про Иран (в прошлом году удаленная, но лежала там много лет).

В общем, быстро организовалась петиция, которую подписало около тысячи человек, среди них есть вполне уважаемые люди в компьютерных науках. Петиция не то чтобы призывает "кансельнуть" Ульмана или даже отобрать у него премию, нет (и хотя бы в этом надо отдать ей должное), она "клеймит" тот факт, что премия ему досталась, и призывает ACM в будущем не давать премии людям, которые погрешили против идеалов дайверсити.

Надо сказать, что позиция Ульмана как минимум спорная, в том смысле, что можно спорить и за нее, и против, в разных обстоятельствах. Иногда бывает, скажем, что какой-нибудь западный профессор отказывается иметь дело со студентом из Израиля только потому, что профессор очень не любит Израиль (в 2003-м году в Оксфорде одного профессора за это наказали). Мне это кажется неправильным и несправедливым; думаю, иранцам то же самое кажется в случае Ульмана. Разумеется, есть разница между Израилем и Ираном, но тем не менее. С другой стороны, можно представить, что играет роль, собирается студент из Ирана изучать теоретическую информатику - или, скажем, ядерную энергетику.

Вместе с тем, мне кажется, что даже если не соглашаться с позицией Ульмана (мне она не по душе, например), в его конкретном случае очевидно, что никакого реального вреда причинено не было, и даже если был, все это абсолютно нерелевантно и несоразмерно с теми техническими достижениями Ульмана, за которые ему выдают премию. Именно поэтому текст петиции (довольно подлый), а также аргументация некоторых хороший и резонных людей, ее поддержавших (совсем не подлых) показывают нам, как современная культура возмущения преодолевает эту несоразмерность.

Я написал об этом два подробных комментария по-английски в блоге Скотта Ааронсона, но если пересказать вкратце, то примерно так. Способность культуры возмущения создать скандал вокруг чьих-то слов опирается на три фактора:

- все нужно рассматривать в свете групповых идентификаций. Если кто-то ругает чернокожего человека, значит, он ругает и оскорбляет всю расу (и, естественно, расист). У Ульмана прикипает на тему иранского режима, и его тирады обращены именно к подданным режима (у него нет проблем с иранцами, выросшими в Америке или сбежавшими от исламской революции). Но в петиции он представлен ненавистником иранцев вообще, как народа. Это не такая выигрышная тема в дискурсе возмущения, как ненавистник чернокожей расы или женщин или ЛГБТ. Но все равно достаточно серьезная заявка.

- членам "обиженной" группы приписываются абсурдные, эпические уровни уязвимости и болезненной восприимчивости. Недавно один из редакторов медицинского журнала JAMA в США подверг сомнению на каком-то подкасте существование "системного расизма". Поднялся дикий скандал, главреда на время отстранили от обязанностей, журнал "расследует", как такое могло случиться, а пресса говорит о "не поддающемся оценке уровне боли и травмы, который причинили эти слова чернокожим врачам и пациентам". В случае Ульмана нам нужно представить себе студента из Ирана, который посылает письмо незнакомому профессору, надеясь получить поблажку в приеме на аспирантуру; получает от него неприятный ответ, в котором написано, что профессор не имеет отношения к приему, но если бы имел, то не помог бы ему; и это настолько его шокирует, что он не подает документы в Станфорд, и в другие американские университеты тоже, вообще бросает информатику и идет мыть посуду у себя в Иране, и вот мир потерял будущего гениального ученого, и так десять раз, и все из-за этого проклятого Ульмана.

- после того, как "обида" превратилась в "оскорбление и дискриминацию группы", а также раздулась во много раз из-за вымышленной уязвимости, включается главный принцип: никакие хорошие поступки не могут реабилитировать столь гнусное поведение, ни за что и никогда. Полная потеря представления о какой-никакой соразмерности. Если вдуматься, это реально самое странное и дикое во всей этой индоктринации. Представьте себе, что Ульман, например, был очень плохим научным руководителем (такое бывает ведь) и из-за него много аспирантов пострадали: карьера задержалась на несколько лет или вообще провалилась. Могло бы такое обстоятельство быть поводом для петиций о том, как ему не полагается премия Тьюринга? Нет, конечно, это звучит полным абсурдом, потому что при всем уважении к деятельности научрука, премия вообще не за это и не про это. Но ведь такой гипотетический Ульман - плохой научрук - принес бы намного больше реального вреда, чем эти дурацкие письма, которыми он отвечал иранским студентам! Но вот каким-то образом из-за того, что речь идет о идентификации по групповому признаку ("он дискриминирует иранцев!"), любые мысли о соразмерности тут же вылетают из головы, и люди ощущают потребность защититься от этого ужасного ужасного поведения, подписать петиции, заклеймить, подтвердить свою моральную чистоту. Так устроены моральные паники.
Tags: программирование
Subscribe

  • полвека паскаля

    А еще в прошлом году, оказывается, исполнилось 50 лет языку программирования Паскаль. В связи с этим Никлаус Вирт (дай бог долгой жизни) опубликовал…

  • компьютерные мемы

    The Cursed Computer Iceberg Meme - весьма забавная коллекция мемов (со ссылками), многие из которых будут знакомы компьютерщикам и особенно…

  • с чего вызывается функция

    (для программистов) How C++ Resolves a Function Call Увлекательный пересказ того, как компилятор C++ находит правильную функцию, которую надо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 428 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • полвека паскаля

    А еще в прошлом году, оказывается, исполнилось 50 лет языку программирования Паскаль. В связи с этим Никлаус Вирт (дай бог долгой жизни) опубликовал…

  • компьютерные мемы

    The Cursed Computer Iceberg Meme - весьма забавная коллекция мемов (со ссылками), многие из которых будут знакомы компьютерщикам и особенно…

  • с чего вызывается функция

    (для программистов) How C++ Resolves a Function Call Увлекательный пересказ того, как компилятор C++ находит правильную функцию, которую надо…