Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

о видах снобизма

Случайно прочитал статью в Русском Журнале некоего неизвестного мне Григория Заславского, театрального критика. Статья -- о недавнем провале мхатовского спектакля "Гамлет в остром соусе"; и даже не совсем о провале, сколько о статьях других критиков об этом провале, которые Заславский критикует. Не очень, по правде говоря, интересная статья, но вот одно место в ней заставило меня остановиться и задуматься. Заславский пишет:
В другом месте прочел, что спектакль сложен из общих мест: крик "Не виноватая я!" - привет, мол, из "Бриллиантовой руки". А как же первоисточник, к которому восходит эта шутка из советской кинокомедии? Неужели критик этого не знает?

Мне эта цитата помогла сформулировать нечно важное на тему культурного снобизма, о чём давно думал, но не мог как следует уловить.

Некоторой меры культурного снобизма (или, по крайней мере, видимости такого снобизма) не может избежать ни один мыслящий человек. Мы все живём, читаем, пишем, пользуясь огромной массой прочитанных книг, просмотренных фильмов, заученных истин. При общении с другими людьми неизбежно складываются ожидания, привычка рассчитывать на знание собеседником чего-то одного и незнание чего-то другого. Например, мне кажется, что если я процитирую в какой-то записи в своём дневнике "Мы все учились понемногу...", то все или почти все, прочитавшие эту фразу, распознают в ней цитату из первой главы "Евгения Онегина" Пушкина. Является ли это моё ожидание снобским? Является ли моё нераскрытие источника цитаты (с помощью ссылки на текст "Онегина", например, или сноски, или пояснения в скобках) проявлением снобизма? По крайней мере оно вполне может показаться таким проявлением кому-то, кто по тем или иным обстоятельствам с этой цитатой незнаком, или не помнит её. Хорошо это или плохо?


Я не занимаюсь тут ни в коем случае (прошу понять меня правильно) самоуничижением в стиле "как далеки они от народа", бичеванием собственной проклятой снобской интеллигентности итп. Я излечился от приступов такого самоуничижения довольно давно, в ту примерно пору, когда и следует от них излечиваться. Мне не стыдно, что я знаю цитату "Мы все учились понемногу..." и могу походя использовать её в речи или на письме.

(кстати, и высококультурность такого снобизма весьма условна; у каждого есть свой набор источников, аллюзий, слов и предложений, знание которых он считает нормальным ожидать от такого-то собеседника. У кого-то это цитата из Пушкина, у кого-то из Виттгенштейна, у кого-то названия альбомов Пинк Флойда; а на самом деле у всех - куча разных вещей такого рода из самых разных сфер, и расставлять их в какую-то иерархию высоко- и низко-культурности я полагаю совершенно излишним; для всего, что я хочу сказать, это не играет никакой роли.)

Я говорю сейчас совсем о другом, и вот о чём. Неизбежно встречаются несовпадения между нашим ожиданием чьего-то знания или памяти и реальным положением вещей. Неизбежно возникают ситуации типа "Как! Ты этого не читал/не слышал/не знал??" итп. Неизбежно каждый человек играет время от времени то одну, то другую роль -- человека, от которого ожидалось (само собой), что он знает, а он не знал; и человека, который ожидал (само собой) от другого, что он знает, а тот не знал. Не неизбежно наше поведение в такой ситуации, и тут как раз для меня резко различаются два вида снобизма.

Попросту говоря, если меня кто-нибудь спросит, что это за "Мы все учились понемногу", которое я закавычил, я просто и вкратце ему объясню. Я даже могу представить себе ситуацию, при которой меня это шокирует и разозлит (скажем, этот кто-то -- преподаватель русской литературы), и я найду нужным возмутиться по этому поводу (как возмущается процитированный в начале записи критик Заславский), но в любом случае я это объясню, каким бы элементарным (или наоборот, неэлементарным) с моей точки зрения фактом это ни было. Для меня такая ситуация всегда обязана быть открыта в сторону получения знания. С другой стороны, если я, в свою очередь, нахожусь в ситуации человека, не знающего что-то очевидное (для кого-то другого или для какой-то группы людей), я всегда ожидаю от него/них готовности мне объяснить, или направить к нужному источнику, который мне объяснит. Если эта готовность есть, то сам по себе снобизм меня не пугает, не раздражает. Можете смеяться над тем, что я не знаю, когда случилась революция во Франции (в 1789-м году), но будьте готовы мне это объяснить и вкратце рассказать; если вы готовы - смейтесь сколько угодно. Я и сам над собой с удовольствием посмеюсь.

Это, как бы его назвать, открытый снобизм, конструктивный. Зачастую он и не вреден, а, наоборот, очень полезен; попадая в новую среду (в широком смысле этого слова), и встречая кучу незнакомых для него -- слов/понятий/цитат из песен/жаргона/фамилий французских постмодернистов/чего угодно ещё -- используемых в этой среде походя, умный и любознательный человек может использовать возникающие естественным образом ситуации открытого снобизма, и очень быстро и качественно понять и изучить многое из этого незнакомого ему нового. С другой стороны, если снобизм закрытый, если над человеком просто смеются (в лицо или за спиной, в частной беседе или журнальной статье), мол, даже этого не знает, не предоставляя при этом -- обычно такой лёгкой и естественной в данной ситуации -- возможности узнать, то ничего хорошего из этого не выйдет.

Именно следуя этим принципам, я указал выше в этой записи, откуда именно происходит цитата "Мы все учились понемногу..." и когда именно началась Французская революция. Я мог бы привести те же примеры и без этой информации, но тогда получилась бы именно такая ситуация, которой я терпеть не могу. Именно поэтому я стараюсь, по мере возможностей оставаясь в границах здравого смысла, определять время от времени в скобках или мелким шрифтом жаргонные термины (в частности, ЖЖ-жаргонные), которые использую в записях; и поэтому стараюсь, не всегда, но часто, снабжать гиперссылками на полный текст стихотворные цитаты, когда пишу о них или балуюсь с ними (несколько раз у меня спрашивали удивлённо: зачем это? подразумевая, что все, конечно же, это и так знают. Вот вся эта запись и объясняет, зачем). Возможно, кому-то такие объяснения или ссылки на "очевидные" вещи кажутся смешными; я, однако, предпочту показаться смешным, но дать возможность узнать тому, кто не знает и хочет узнать. Я сам всегда хочу иметь такую возможность, настаиваю на ней; поэтому и другим считаю очень важным её предоставить.

Для меня это принципиальная разница. Ситуация закрытого снобизма приводит меня в ярость, действительно возбуждает во мне очень сильные отрицательные эмоции по отношению к тому, кто смеётся надо мной или другими таким образом.

Вернусь теперь к открывающей эту запись цитате из статьи критика Заславского. "Не виноватая я! Он сам пришёл!" - знаменитый крик проститутки, подосланной к положительному герою и пойманной с поличным, в знаменитой советской кинокомедии "Бриллиантовая рука". Культовость, узнаваемость, цитируемость этой фразы наверняка связаны с её речевым просторечием, воспринимаемой погрешностью против нормы (нормативным было бы "не виновата я"). Я, когда читал статью Заславского, не знал ничего о "первоисточнике" этой цитаты; Заславский, судя, по всему, знал -- он упрекает в незнании первоисточника какого-то другого театрального критика.

Спрашивается, что мешало Заславскому упомянуть этот первоисточник в своей статье? Переделать предложение так, чтобы оно его указывало, удлинив текст на несколько слов? Он ведь не может даже защититься тем, что дескать, по его мнению, это все знают; если вот же он сам упрекает критика в её незнании, то уж точно не может предполагать, что будут знать все читатели журнала. Самого главного в едком выпаде критика -- возможности читателям узнать что-то для них новое -- нет; всё, что ему нужно -- это выставить себя в качестве умного, а кого-то другого в качестве дурака. Такой критик мне не нужен; такого критика я презираю; такое мне читать противно и я бы не хотел с таким человеком иметь дело.

Но, по крайней мере, он помог мне окончательно прояснить для себя и сформулировать все эти мысли.

А что касается первоисточника данной цитаты, то, порывшись в сети, я его нашёл: считают, что она происходит из крика Катюши Масловой "Не виновата я, не виновата!" в романе "Воскресение" Толстого (сходство там не только в самой фразе, но и в описываемой ситуации).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →