Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

английская поэзия и секс

Вот малоизвестный в наше время (за пределами круга специалистов по английской поэзии 17-го века), но весьма любопытный отрывок из Драйдена про секс, или, если совсем точным быть, про коитус:
... Thus every Creature, and of every Kind,
The secret Joys of sweet Coition find:
Not only Man's Imperial Race; but they
That wing the liquid Air; or swim the Sea,
Or haunt the Desart, rush into the flame:
For Love is Lord of all; and is in all the same.
'Tis with this rage, the Mother Lion stung,
Scours o're the Plain; regardless of her young:
Demanding Rites of Love; she sternly stalks;
And hunts her Lover in his lonely Walks.

Сам английский язык здесь довольно простой; напомню только, что "for" в "For Love is Lord of all" означает "ибо", 'Tis -- сокращение "it is", а "o're" - сокращение "over", произносящееся в один слог.

Вообще-то это не совсем Драйден; это отрывок из 3-й части переведенных Драйденом "Георгик" Вергилия. Перевод был опубликован в 1697-м году.

А теперь позвольте продемонстрировать, как выглядели эти же строки в издании 1697-го года; тем, кто не пробовал читать английские книги в орфографии и графике того периода, это, возможно, будет интересно:



Несколько замечаний о непривычных или интересных с точки зрения современного языка и печатной практики особенностях текста:

  • Во-первых, и самое главное, надо привыкнуть к необычной форме буквы s. Она тогда имела две разных формы: в конце слова она выглядела как современная буква s (см. например окончание строк 9-12), а в начале и в середине слова она выглядела в точности как буква f, только без поперечной перекладины. Поэтому во второй строке там не "the fecret joys of fweet coition", как кажется на первый взгляд, а именно "the secret joys of sweet coition". К этому поначалу нелегко привыкнуть, всё время путаешь этот вид s с f, и кажется, что английский язык той эпохи всё время шепелявит. На самом деле, конечно, это не так, и особой сложности в различении этих букв нет (как и мы сейчас не особенно затрудняемся в различении букв q и g, объективно столь же схожих), надо просто привыкнуть.

  • Теперь посмотрим на орфографию. Она уже очень близка к современной, в основном за счёт того, что как раз в середине 17-го века английская орфография была сильно стандартизирована и в основных своих чертах "застыла" (хотя во многих частностях, конечно, продолжала и продолжает меняться). Если бы эти строки были написаны в начале 17-го века, а не в конце, современному читателю было бы тяжелее их разбирать (с непривычки), особенно потому, что в начале 17-го века u и v ещё не существовали по-настоящему как две отдельные буквы (обычно писали v в начале слова, а u - в середине или конце, обозначая обеими буквами как согласный звук, так и гласный). Во время Драйдена они уже разделились и v у него обозначает всегда согласный звук, а u - гласный; это очень облегчает понимание (с точки зрения современного читателя).

    В отдельных словах мы видим: desart вместо современного desert; o're в качестве сокращения "over", в то время как последние два века это сокращение (когда его ещё применяют в поэтических текстах) пишут o'er по аналогии с письменной формой over; battel (сейчас battle), tyger (сейчас обычно tiger, хотя написание tyger живёт благодаря знаменитому стиху Блейка, который продолжают обычно печатать в виде Tyger, tyger, burning bright...), и сокращение глагольных окончаний -ed: enrag'd.

    Прописные буквы употребляются, как и принято было тогда: с прописной буквы пишутся Существительные и некоторые прилагательные, обозначающие важную Идею или Абстрактное Понятие; менее важные Существительные пишутся с маленькой буквы (это только приблизительное описание; более точно следует различать разных авторов и разные периоды и добавлать всякие подробности).

  • Пунктуация. Все знаки пунктуации, кроме точки и запятой, отодвинуты несколько от предшествующего слова; так до сих пор печатают французские книги, но в английских с тех пор они придвинулись ближе. Характерное для того периода использование точки с запятой куда чаще, чем сейчас, и там, где сейчас обычно ставить запятую.

  • Особенности печати. Большое кол-во лигатур бросается в глаза; это ещё и потому, что "необычный" вариант буквы s, похожий на f, легко образует лигатуры с последующими буквами. Обратите внимание на вполне стандартную тогда и много после того времени лигатуру ct в слове destruction в третьей с конце строке; сейчас её используют очень редко и в основном в стилистических целях, чтобы вызвать ощущение архаичности. Наконец, цифры (номера строк): тройка и пятёрка заползают под строку, поэтому (для современного читателя) создаётся впечатление несколько "прыгающей" строки цифр.

    Слово Then в нижнем правом углу -- стандартный приём: это повторение первого слова следующей страницы (фотография, вообще говоря, демонстрирует нижнюю часть страницы книги; номер страницы находится сверху и в картинку не попал). Помогает не потерять нить текста, когда переворачиваешь страницу, особенно удобно, когда читаешь текст вслух.

    Обозначение X2 в нижней части страницы -- какая-то типографская конвенция, помечающая листы; я когда-то читал, кажется, о том, как именно она использовалась, но сейчас не могу вспомнить. Это не часть текста, естественно.

    О собственно шрифтах я говорить не умею, т.к. ничего не понимаю в этом.

  • Вроде всё? Да, ещё собственно язык, но здесь всё довольно просто. Можно обратить внимание на забавное с точки зрения современного языка использование regardless в качестве прилагательного (scours over the plain, regardless of her young). Сейчас это слово настолько устоялось в качестве наречия, что практически вытеснило прилагательное значение и оно звучит немного странно.



P.S. О самом тексте. В единственном другом переводе "Георгик" на английский, который я нашёл в сети, всё переведено далеко не так смело и открыто, слова "coition" и чего-то схожего нигде нет, всё зашифровано "любовью":
Nay, every race on earth of men, and beasts,
And ocean-folk, and flocks, and painted birds,
Rush to the raging fire: love sways them all.
Never than then more fiercely o'er the plain
Prowls heedless of her whelps the lioness:
Nor monstrous bears such wide-spread havoc-doom
Deal through the forests; then the boar is fierce,
Most deadly then the tigress: then, alack!
Ill roaming is it on Libya's lonely plains.


(например, отсюда). Кстати, я нигде не смог найти информацию о том, кто же собственно автор этого только что процитированного перевода; судя по всему, в сети он впервые появился в качестве текста проекта "Гутенберг", и в их файле тоже нет имени переводчика. Если кто-то знает, подскажите.

У меня сейчас нет под рукой русского Вергилия (книги после переезда уже вытащил из ящиков, но пока ещё стоят в полном беспорядке), так что не знаю, как там перевели.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments