Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:
  • Mood:

библиотека-1: о советской и русской литературе

Всякий раз, когда я захожу в читальный зал периодики Национальной библиотеки (не так уж часто в последнее время, к сожалению), я просматриваю последние выпуски "патриотических" литературных журналов (как минимум "Наш Современник" и "Молодую Гвардию", и иногда ещё парочку). Там часто находится что-нибудь смешное или интересное. Особенно стихи, стихи в "Нашем Современнике" иногда поражают в самую душу.

Сегодня я нашёл не стихи, а замечательную статью некоего Валерия Хатюшина "Назначение литературы". Статья потрясающая своим совершенным воплощением... ну, воплощением статей такого типа. Просто ничего не отнять и ничего не добавить, произведение искусства. Очень смешна ещё и тем, что в таком коротком пространстве всё упоминает и связывает. И русские классики упомянуты, и масоны, и евреи, и Шолохов, и даже "Как закалялась сталь". И всё это завязано вокруг одной центральной мысли: "Литература прежде всего обязана нести миссию очищения человечества от грязи и пошлости жизни". Как таким не восхищаться?

Короче говоря, я её отксерил и даже готов был сам в дневник набить, но, к счастью, нашёл её в сети, хоть и не сразу (сам журнал "Молодая Гвардия", как видно, сетевого представительства не имеет, но статья эта нашлась в другом месте). Копирую её отсюда целиком в дневник, потому что нельзя же дать такому добру пропасть, а вдруг тамошний сайт закроется?

Вот она.


НАЗНАЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

(Валерий ХАТЮШИН)

Накануне двух революций 1917 г. в России почти не было современной тому времени русской патриотической литературы. Что могла видеть и читать российская публика в начале ХХ века? Пьесы Чехова, построенные на бессмысленной болтовне их героев, одни из которых в финале по еще более бессмысленным причинам стрелялись, как в "Чайке", а другие - убивали друг друга на дуэли, как в "Трех сестрах"?


Поэзия Александра Блока, бесспорно, гениальна, но стихи его в большинстве своем, как ни больно об этом говорить, навевали читателю безволие, безысходность, смирение перед судьбой. Я понимаю, что таким заявлением вызову бурю возмущения всех "блоковедов" и ради справедливости скажу: в этом смысле блестящим исключением является блоковский цикл стихотворений "На поле Куликовом"(1908 г.). Но прочтите его промасоненную пьесу в стихах "Роза и крест" (1915 г.). Мало у кого хватит терпения дочитать до конца этот напичканный бродско-вознесенскими символами претенциозный бред. Даже вершина творчества Блока послереволюционная поэма "Двенадцать" русскими патриотами того времени сразу же была воспринята как пародия на Христа и как большая услуга "революционной власти", от которой он в дальнейшем сам же и пострадал.

Большевики пели: "Весь мир насилья мы разрушим..." А Блок им подпевал: "И старый мир, как пес безродный...", "И старый мир, как пес паршивый..." Он отлично понимал, что "старый мир" - это тысячелетняя Россия, и в творческом упоении выводил строки: "Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнем-ка пулей в Святую Русь. В кондовую, в избяную, в толстозадую!" Нет, не случайно это погружение в "музыку революции" кончилось для него плачевно.

Активно выступал перед публикой молодой Маяковский со своей полусумасшедшей "Флейтой- позвоночником" и стихами о плачущей лошади, над которой якобы ржали бесчувственные прохожие. Но он еще дальше был от патриотических настроений, став впоследствии "глашатаем" мирового коммунизма "без Россий и Латвий".

Да, уже выступал в печати Сергей Есенин, но к тому времени он был известен лишь узкому кругу литераторов.

Был еще Горький с его "Буревестником", призывавшим "сильнее грянуть буре" гражданской войны.

Иван Бунин в повести "Деревня" (1910 г.) "разоблачал" косность, невежество и тупость деревенской жизни. А в его рассказе "Старуха" (1916 г.) это "видение" крестьянского быта достигало, надо полагать, предреволюционного пафоса российских либералов: "...в непроглядных полях, по смрадным избам, укладывались спать бабы, старики, дети и овцы..." Ну как тут не "пальнуть" из винтовки в этот мерзкий "старый мир" с его смрадными избами, несознательными бабами и овцами?.. (Вот откуда вышел солженицынский "Матренин двор".) Да, подобные настроения в литературе того времени работали исключительно на пораженческую политику большевиков.

Вспомним, о чем писали Ремизов, Вл.Сологуб, Л.Андреев, Короленко до 1917 г.? Кто был персонажем их рассказов и повестей? Убогие, никчемные людишки. Даже патриот Куприн в "Поединке" (1905 г.) "обличил" тупость, грязь и подлость как армейской жизни, так и вообще всего российского бытия. Никто из серьезных писателей художественно полноценно не изобразил ни героев Русско-японской войны 1905 г., ни тем более Первой мировой. Что же касается Алексея Толстого с его "Хождениями по мукам", то этот роман он закончил лишь в 1941 г.

Февральская революция не могла не произойти, так как в России на то время начисто отсутствовала глубоко национальная патриотическая идеология. А "русские" философы - Вл.Соловьев, Н.Бердяев, В.Розанов, П.Флоренский, Г.Федотов, Н.Лосский и многие другие накануне антиправославной вакханалии и отречения царя были заняты еретическим богоискательством, в основном масонского толка. Наш же лучший национальный мыслитель И.А.Ильин - продолжатель дела А.С.Хомякова, К.Н.Леонтьева, Н.Я.Данилевского - так же, как Иван Солоневич, свои главные работы написал уже после революции, в эмиграции.

О том, что делал в литературе Лев Толстой в начале этого века, как, впрочем, и самом конце прошлого, говорить просто стыдно. Он впал в такую ересь, в такую гордыню, в такое словоблудие, что все это можно объяснить лишь старческим маразмом. Ну разве может нормальный человек всерьез сесть за написание собственного Евангелия? И его официальное отпадение от церкви, которое часто неправильно называют "отлучением", - не что иное, как позор для русской литературы.

Совсем немного на ниве героической гражданской лирики успел сделать Н.Гумилев, сам участник войны. Но он в начале века все же был еще экзотическим романтиком в поэзии. Клюев, Бальмонт, Северянин, Брюсов, А.Белый, Кузьмин, Ахматова оказались не способны или еще не успели стать пророками и предупредить народ о грядущей катастрофе. Это уже потом, настрадавшись, выдающиеся поэты Клюев и Северянин создали свои лучшие, глубоко национальные произведения. Но до этого властители дум столичного бомонда всем своим космополитическим творчеством только психологически расслабляли читателей и почитателей авторов стихов о "Прекрасной даме", "Жирафе" и "Ананасах в шампанском", не говоря уже о том, что другие (вроде Мариенгофа, Бурлюка, Маяковского) - вообще дискредитировали монархию, державность, национальную русскую идею.

Нельзя сказать, что в России совсем не было патриотически мыслящих деятелей литературы, общественной и духовно-религиозной жизни. Активно печатались и предупреждали русский народ о масонском и сионистском заговоре Селянинов, Меньшиков, Шмаков, Нилус, Жевахов, Марков-Второй. Но их почти не слушали, точнее, их голос тонул в еврейско-масонском галдеже литературных салонов и "философских кружков" под пристальным оком Мережковского, Вяч.Иванова, Гиппиус и других "братьев" и "сестер", которые, кстати сказать, отторгли от себя Гумилева и Есенина.

Одним словом, первая половина так называемого "серебряного века" русской литературы нанесла России вреда не меньше, чем вся еврейская революционная интеллигенция, вербовавшая прямых террористов типа "писателя" Савинкова, провокатора Азефа и бомбометателя Каляева.

Для чего вообще нужна литература? - В который уж раз повторю я этот риторический вопрос. Интеллигенты-гуманитарии непременно ответят: для того, чтобы отображать жизнь во всей ее полноте и во всех ее проявлениях. И, как всегда, покажут свою дремучесть. Главная задача литературы совсем не в этом. Сейчас "отображением" жизни гораздо эффективнее занимаются кино и телевидение, которые "оживляют" примитивные сценарии, не имеющие к литературе никакого отношения. Литература прежде всего обязана нести миссию очищения человечества от грязи и пошлости жизни. Литература обязана уметь лечить и воспитывать общество, давать ему идеал, показывать путь к нравственному прогрессу. В противном случае она не нужна вовсе и даже вредна. Сказанное не означает, что литература должна быть только такой и никакой другой. Но грош цена той литературе, которая вообще не выполняет воспитательной, нравственно-очистительной функции, если в ней нет примеров национального героизма. Искусство происходит от слова "искус", то есть грех. И если оно заранее отказывается исправлять, нравственно совершенствовать человечество, то ничем иным, как грехом, оно не будет и быть не может.

Литературе необходим именно герой, во всех смыслах герой. Если литература не способна дать людям этот идеал, указать в положительном смысле наивысший пример для своего народа, то этот народ обязательно попадет в ситуацию, в какую русские попали перед 1917 годом. Но вот после того, как были созданы образы Павла Корчагина, Григория Мелехова, Семена Давыдова, стало совершенно ясно, что наш народ выстоит в самой страшной войне.

Литература создает миф, который обрастает реальностью, становится самой жизнью, и народ тянется за этим мифом, старается ему подражать, то есть литература, как это ни громко будет сказано, с о з д а е т собственный народ. С героями Чехова мы не разгромили бы немецкий нацизм.

Кто-нибудь из относящих себя к интеллигенции скажет: мол, я пытаюсь возродить традицию социалистического реализма в искусстве. Ну, во-первых, ни в жизни, ни в творчестве невозможно ничего возродить. А во-вторых, традиция социалистического реализма в лучших ее созданиях для современной литературы, вернее, для ныне живущих писателей просто- напросто недостижима.

Такие люди, как Николай Островский, приходят в литературу "беззаконно". Он не был писателем в обычном, "традиционном" понимании, вскормленным на переделкинских дачах и вспоенным в цэдээльских буфетах. Но только он способен, обязан был создать и оставить на века всем будущим поколениям совершенно потрясающий образ легендарного Павки, ломающий рамки всех на свете литературных традиций, в том числе и соцреализма. Создал - и ушел. Во всей мировой литературе подобных героев вообще никогда не было. И скорее всего, уже не будет. По силе духа, бескорыстному служению идее и моральной чистоте его можно сравнить разве что с христианскими святыми (хотя, будучи православным верующим, понимаю натяжку этого сравнения).

Может быть, я скажу крамольную фразу, но мне она таковой не кажется: литературные герои лучших произведений так называемого "советского соцреализма" по моральным качествам и художественному изображению - уникальны в воспитательном значении и недостижимы в значении нравственном. Как недостижимы художественные образы, созданные Гомером, Данте, Сервантесом, Шекспиром, Гете, Пушкиным, Достоевским. Из героев всей зарубежной литературы нашего столетия некого поставить рядом по силе духовного воплощения с литературными героями Михаила Шолохова. Не сомневаюсь, что в ХХ1 веке это будет признано всеми.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments