Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

  • Mood:

хайдеггер о катастрофе...

... или дадим слово Левинасу (из Critical Inquiry, 15:2, 1989):
But on the issue of Heidegger's participation in ``Hitlerian thinking,'' I do not believe that any kind of historical research, archival data, or eyewitness accounts - even when they do not rest on pure misunderstandings - can equal the certainty that comes to us in the famous Testament in Der Spiegel, from his silence concerning the Final Solution, the Holocaust, the Shoah. Indeed it is in the ``final solution,'' in the pure extermination of the death camps that - beyond all the major injustices that stamp the thirteen years of the Hitlerian regime - National Socialism revealed the diabolical criminality, the absolute evil, of what connot be called ``thought.'' All the rest could, if necessary, still be attributed to the inevitable immorality of politics - haven't all states been responsible for wars? Consequently, all forms of compromise and servility, self-serving contacts and suspect friendship, unworthy statements and acts, and the pure opportunism of the citizens of totalitarian states could still, if necessary, be ascribed to a lamentable self-interest - cowardice or caution - and as human weaknesses appeal to some indulgence on our part. Doesn't Heidegger speak of ``human failing,'' for which, according to the same Testament, he apologized to Mrs. Husserl for hot having ``once more'' paid his respects at the time of his teacher Husserl's illness and death? But doesn't this silence, in time of peace, on the gas chambers and death camps lie beyond the realm of feeble excuses and reveal a soul completely cut off from any sensitivity, in which can be perceived a kind of consent to the horror?

He was silent, but not completely. There is a statement in a fine book on Heidegger by Philippe Lacoue-Labarthe that Professor Miguel Abensour has pointed out to me. Martin Heidegger made it during one of the unpublished lectures from the cycle of four talks given in Bremen on technology in 1949, but it is quoted in the book by Wolfgang Schirmacher, Technik und Gelassenheit: ``Agriculture is now a mechanized food industry. As for its essence, it is the same thing as the manufacture of corpses in the gas chambers and the death camps, the same thing as the blockades and the reduction of countries to famine, the same thing as the manufacture of hydrogen bombs.'' This stylistic turn of phrase, this analogy, this progression, are beyond commentary.

It is impossible to be stinting in our admiration for the intellectual vigor of Zein und Zeit, particularly in light of the immense output this extraordinary book of 1927 inspired. Its supreme steadfastness will mark it forever. Can we be assured, however, that there was never any echo of Evil in it? The diabolical is not limited to the wickedness popular wisdom ascribes to it and whose malice, based on guile, is familiar and predictable in an adult culture. The diabolical is endowed with intelligence and enters where it will. To reject it, it is first necessary to refute it. Intellectual effort is needed to recognize it. Who can boast of having done so? Say what you will, the diabolical gives food for thought.


Пищу для ума? но какую? -- вопрошу я, бессмысленно нахмурив брови. В самом деле, непонятно, зачем это и к чему это. Левинас тут предстаёт характерным левинасом -- философом, вращающимся в жаргоне постмодерна и одновременно с очаровательной для этого жаргона непринуждённостью использующий Моральные Абсолюты. Ах, он способен писать о Хайдеггере и одновременно использовать слово Evil ! как это прэлэсно, how quaint! Ну и -- зададим снова этот вопрос, отмерив нужное количество поклонов во все стороны -- что?

Не знаю. Я знаю, что ничего не знаю. Мне не хочется судить Хайдеггера, не хочется хвалить Хайдеггера, ругать Хайдеггера или молить Хайдеггера. Я не понимаю, чего может и чего хочет добиться Левинас, в двести семьдесят шестой раз сталкивая лбами мораль и философию, и перемалывая высекаемые при этом искры в очередную версию всё тех же истёртых "вечных" вопросов, но сформулированных на этот раз в рамках модного жаргона. Уж лучше тогда, как Хабермас, внятно заявить с самого начала, что философия Хайдеггера к его политике отношения не имеет, по крайней мере в нашей оценке их обеих, и плавно перейти к чему-нибудь своему-знакомому. Или, как Деррида... впрочем, я не прочитал тогда статью Дерриды из всё того же выпуска Critical Inquiry, посвящённого Хайдеггеру и нацизму, но как-то не очень и тянет, и есть у меня ехидное подозрение, что я и так уже примерно знаю, о чём там будет речь!

Может быть, это потому, что не до конца ещё стёрлось впечатление от чтения тяжёлого толстого сборника статей, посвящённых скандалу Поля де Мана и его нацистского прошлого, относительно, впрочем, скромного. Тамошняя статья Дерриды по этому поводу вызвала у меня живейшее отвращение, хотя, надо сказать, его относительно умеренная софистика ещё оказалась вполне терпимой по сравнению с некоторыми другими кладезями мудрости в том же томе, каковые кладези меня тогда, лет пять назад, повергли во временный ступор.

Но всё равно я, наверное, вернусь к этому выпуску Critical Inquiry, и прочитаю эту статью Дерриды, озаглавленную "Of Spirit", жаль, что её нет в сети, а в библиотеку специально за этим не пойду, вот ещё, и тогда, может быть, что-нибудь лучше пойму на этот раз. Или нет. А может быть, мне просто очень надоело болеть. Очень надоело болеть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments