Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

ещё о японской фонологии

Создаётся такое впечатление, что японскую фонологию кто-то специально и очень тщательно подогнал под Московскую фонетическую школу.

Вчера без особого напряжения выучил первые 15 символов катаканы (одной из двух японских азбук). Написал каждый раз тридцать, порешал упражнения на чтение и запись. Сейчас проснулся и проверил, за ночь не выветрилось по крайней мере, и то хорошо (у меня с моей памятью очень напряжённые отношения, основанные на взаимном недоверии). Если каждый день по 15 учить, то за неделю можно выучить и закрепить обе азбуки, катакану и хирагану.

Конечно, если я всерьёз начну учить японский язык, то сразу же и брошу, как мне свойственно. Поэтому попробую обманывать себя следующим образом: считать, что ничего всерьёз я и не учу, а так, забавляюсь.

В той главе книги Миллера, что посвящена плохим переводам с японского, приводится такой поучительный пример. Японский поэт Kamo Chomei, буддист, живший в конце 12-го и начале 13-го веков, говорит (в переводе): "над дверью, открывающейся на север, я повесил небольшую полку, поставил на неё три-четыре кожаных корзинки, и в них я храню стихи, музыку, и отрывки из священных книг". По этому поводу Миллер замечает:
It is difficult to imagine anything that a pious Buddhist would more greatly abhor than being asked to place copies of sacred texts in containers made from the skins of dead animals. The mind boggles at the evil karma that would attach to anyone involved in such an outrageous act, striking as it does at the heart of half a dozen different Buddhist prohibitions and commandments.
Естественно, оказывается, что в оригинале корзинки были из древесной коры.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments