Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о нытье немного

Вот какая история. Проекту OpenBSD (операционная система такая, хорошая очень), которым руководит канадский хакер Theo de Raadt, некоторое время назад выделила финансы американская армия, точнее агенство DARPA, которое занимается финансированием всяческих проектов, полезных для американской армии (именно в рамках этого агенства когда-то был придуман, финансирован и воплощён Интернет). Об этом см. например в этой статье, в которой идейный de Raadt изрядно поныл по поводу того, что - ах! - берёт деньги у столь несовместимой с его чистыми канадскими убеждениями американской военной машины:
"I actually am fairly uncomfortable about it, even if our firm stipulation was that they cannot tell us what to do. We are simply doing what we do anyways — securing software — and they have no say in the matter," Mr. de Raadt said in a recent e-mail exchange. "I try to convince myself that our grant means a half of a cruise missile doesn't get built."
-- итд. итп., в этой статье и в других.

Прошло немного времени, и агенство DARPA внезапно отозвало часть этого гранта, не потраченную до сих пор. И de Raadt опять ноет, теперь уже по этому поводу:
Moreover, de Raadt believed that the U.S. government took exception to comments he made indicating that the money spent on his project meant that fewer cruise missiles were being built.
"In the U.S., today, free speech is just a myth," de Raadt said.
Никакого абсолютно сочувствия он не заслуживает в данной истории, по-моему, и вообще показал себя с весьма нехорошей стороны.

На ум приходят ещё два похожих случая, выстроенных по тому же образцу.

В сегодняшнем "Маариве" (кажется) была заметка об израильском художнике Моше Гершони. Ему присудили в этом году Премию Израиля ("прас йисраэль" на иврите, не знаю, как лучше перевести) - самую почётную государственную премию, которая вручается каждый год в нескольких областях культуры и науки. Неделю назад он публично заявил, что не явится на церемонию вручения премии, чтобы не пожимать руки тем, кто ему эту премию должен будет вручать (по-видимому, речь идёт о министре культуры Лимор Ливнат, хотя, возможно, и Шарон будет участвовать, не знаю). После этого министр культуры отменила присуждение ему этой премии вообще. Он взбеленился и набросился на неё со всякими нападками, заявив между прочим, что "даже проститука из Албании так бы себя не повела". После чего в сегодняшней газете сообщили, что посольство Албании в Израиле размышляет о возможности подать на него в суд за клевету.

(так и представляю этот суд: "Да, Ваша Честь, мы намереваемся доказать, что албанская проститутка именно так бы и поступила...")

А третья история случилась года два-три назад с американским писателем Джонатаном Фрейзеном (Jonathan Frazen). (Очень плохим писателем, надо сказать — в скобках.) Случилось так, что его книгу выбрала знаменитая телеведущая Опра Винфри (Oprah Winfrey) для обсуждения в рамках своего книжного клуба (который был частью её феноменально популярной телепрограммы).

Фрейзен оказался в любопытном положении, в котором были свои плюсы и минусы. С одной стороны, книга, которую выбирает Опра для своего книжного клуба, мгновенно приносит автору и издателю огромные прибыли, т.к. совершенно гарантировано, что как минимум несколько сотен тысяч экземпляров тут же скупят верные поклонницы Опры (в основном, согласно стереотипу, скучающие домохозяйки). Т.е. с финансовой точки зрения это как выиграть в лотерее. Кроме того, у автора сразу появляется огромная читательская аудитория, широкая известность, вхождение, хоть и ненадолго, в списки бестселлеров итп. С другой стороны, вообще говоря, Опра отбирает для своего клуба довольно плохие книги. Обычно это высокопробный сентиментальный трэш (именно что не низкопробный, но совершенный трэш). В среде "настоящих" писателей принято относиться к клубу Опры и его авторам с презрением (к которому, надо полагать, нередко подмешивается зависть к таким огромным тиражам, обычно недоступным для действительно хорошей литературы). Для сноба (а графоман Фрейзен таким снобом несомненно является) оказаться в компании этих авторов означает удар по самолюбию, а также панический страх, что другие "настоящие" писатели будут его за это высмеивать.

Фрейзен мог (и это было бы лучшим поступком) поблагодарить Опру за её выбор и читателей за их доверие, выступить на её шоу (что обычно делают авторы отобранных в клуб книг) и постараться, насколько это возможно, ответить достойно и интересно на её вопросы итп. С другой стороны, он мог (и это было бы, на мой взгляд, неверным, но всё равно заслуживающим некоторого уважения поступком) гордо отказаться от этого выбора, внятно объяснить это своими эстетическими критериями, запретить издателю помещать лого клуба Опры на обложке книги, отказаться от выступления на её шоу итп.

Что же сделал Фрейзен? Он выбрал продолжительное нытьё в обе стороны. Он превратил всё это в идиотский фарс; сначала заявил, что не будет выступать на шоу Опры и считает её книжный клуб вредным занятием; потом сделал вид, будто его убедили "ради его романа" не запрещать издателю помещать лого клуба на книгу; в разных интервью объяснял, как его тонкая артистичная душа разрывается на части под тяжестью этой невыносимой обязанности иметь дело с такой жуткой пошлостью; потом начал издавать писк в том роде, что всё-таки соизволит выступить на шоу Опры, если его позовут итд. итп. Всё это было совершенно невыносимой гадостью. В результате всего этого Опра решила оставить книгу в качестве месячного выбора клуба, но не приглашать автора на её шоу; а через некоторое время решила и весь клуб закрыть, кажется, под влиянием этого случая (но не уверен, что действительно закрыла — не следил за этим). Довольно поучительная, мне кажется, история.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments