Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

набросок

Родился в 1548-м году в Париже, у соблазнённой пьянчугой-дворянином дочери трактирщика. Родители отослали дочь рожать в деревню к родственникам, подальше от молвы; там он и вырос, считая себя крестьянским сыном. В 11 лет случайно узнал правду и раздул её для себя в ещё более привлекательную ложь, уверовав, будто отец его — богатый придворный вельможа. В 14 лет бежал из дому, скитался по Парижу, воровал, был бит. В 15 лет устроился юнгой на торговый корабль. Был матросом, плавал по всей Европе, чаще всего к берегам Испании и Англии. От природы обладая быстрым умом и цепкой восприимчивостью, схватывал на лету языки всех стран, где плавал.

Когда ему было 25 лет, его корабль захватили берберские пираты у берегов Испании. Всех моряков ожидала смерть, а богатых пассажиров — плен до тех пор, пока не выкупит семья; предпочтя повременить со смертью, в суматохе боя натянул на себя одежду убитого дворянина.
Попал в алжирскую тюрьму. Выдумал себе дворянское имя и писал во Францию слёзные письма с просьбой о скромном выкупе, на которые никто не отвечал. Так прошли три года; терпение его тюремщиков было уже на исходе.

В тюрьме он особенно сдружился с испанцем по имени Родриго, который ждал выкупа вместе с братом Мигелем. Когда Мигеля (профессионального солдата с искалеченной левой рукой) убили во время второй попытки побега, Родриго — втайне ненавидивший брата и считавший его виновным в их пленении — не слишком убивался горем. Постепенно у него сложилась идея помочь другу выбраться из тюрьмы, выдав его за Мигеля. Наш герой и Мигель были одного роста, почти одного возраста и походили чертами лица — ну а десяток лет, проведённых вдалеке от дома, кого хочешь изменят. Пиратам было всё равно, кого выпускать, лишь бы деньги заплатили. Он провёл много недель с Родриго, тренируя своё испанское произношение, зазубривая родословную и имена множества родственников и друзей.

В конце концов Родриго освободили, а ему пришлось провести ещё несколько долгих лет в тюрьме, пока семья в Испании собирала выкуп. Тяжелее всего было решиться самому искалечить себя, обездвижить свою собственную левую руку; но очень уж манила относительно сытая жизнь в Испании. Как он и ожидал, семья и старые друзья узнали в нём Мигеля. Да он и сам уже ощущал себя Мигелем и редко вспоминал свою прежнюю жизнь.

Попытки получить компенсацию за годы его военной службы ни к чему не привели; вскоре он перебрался в Мадрид, где добивался назначения на какой-нибудь прибыльный пост, а между делом стал крутиться в литературных кругах при дворе, опираясь поначалу на скромные успехи молодого Мигеля 12-летней давности, которые кое-кто ещё помнил. Потом втянулся, написал несколько неплохих сонетов, несколько неудачных комедий; женился; написал длинную пастораль "Галатея", которая принесла ему некоторую известность. Но всё ещё было впереди.

Прежняя жизнь и прежнее имя потускнели, растворились в дымке прошедших лет. Только иногда снится ему — всегда одна и та же сцена. Шикарно обставленная каюта. Острый запах табака. Строгая фигура капитана, склонившегося с пером над списком команды корабля в бортжурнале. Пятнадцатилетний юноша, только что взятый юнгой, робко застыл у входа. Имя, скажи мне своё полное имя, гремит бас капитана. И он отвечает:

— Пьер Менар.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments