Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

слова, книги итп.

shirty — (британское) angry, irritated
baulk — (британское) вариант написания balk

Дочитал Tinker, Tailor, Soldier, Spy ле Карре. Это первая часть его трилогии про Джорджа Смайли. Шпионские романы, написанные, однако, довольно хорошо — так уж свойственно ле Карре. Я, собственно, всю трилогию читал уже в прошлом в оригинале, но решил развеяться и перечитать, и вот закончил первый из романов.

У Мошкова есть русский перевод: "Шпион, выйди вон!" Любопытства ради поглядел, и нашёл несколько ляпов уже в первом абзаце перевода.

The truth is, if old Major Dover hadn't dropped dead at Taunton races Jim would never have come to Thursgood's at all. He came in mid-term without an interview, late May it was though no one would have thought it from the weather, employed through one of the shiftier agencies specialising in supply teachers for prep schools, to hold down old Dover's teaching till someone suitable could be found. 'A linguist,' Thursgood told the common room, 'a temporary measure,' and brushed away his forelock in self-defence. Priddo.' He gave the spelling P-R-I-D' - French was not Thursgood's subject so he consulted the slip of paper - 'E-A-U-X, first name James. I think he'll do us very well till July.' The staff had no difficulty in reading the signals. Jim Prideaux was a poor white of the teaching community. He belonged to the same sad bunch as the late Mrs Loveday who had a Persian lamb coat and stood in for junior divinity until her cheques bounced, or the late Mr Maltby, the pianist who had been called from choir practice to help the police with their enquiries, and for all anyone knew was helping them to this day, for Maltby's trunk still lay in the cellar awaiting instructions. Several of the staff, but chiefly Marjoribanks, were in favour of opening that trunk. They said it contained notorious missing treasures: Aprahamian's silver-framed picture of his Lebanese mother, for instance; Best-Ingram's Swiss army penknife and Matron's watch. But Thursgood set his creaseless face resolutely against their entreaties. Only five years had passed since he had inherited the school from his father, but they had taught him already that some things are best locked away.

По правде говоря, если бы старина майор Довер не разбился насмерть на скачках в Тонтоне, Джим вообще никогда не появился бы у Тэрсгуда. Он приехал в середине семестра, в конце мая - хотя по погоде это было незаметно. Его наняли через одно из этих агентств, специализирующихся на поиске учителей для подготовительных школ, и взяли только для того, чтобы заменить старину Довера, пока не найдется кто-нибудь более подходящий. "Филолог, - сказал Тэрсгуд общему собранию. - Временная мера. - Он словно оправдывался, убирая со лба прядь волос. - Придо. - Он продиктовал по буквам: P-R-I-D, французский не был специальностью Тэрсгуда, и он на всякий случай сверился с бумажкой. - E-A-U-X, зовут Джеймс. Я думаю, он вполне подойдет нам до июля". Персонал без труда понял намек: в сообществе учителей Джим Придо - словно бедный родственник. Он принадлежал к той же жалкой касте, что и миссис Лавдэй - та самая, что носила каракулевый жакет и на которую разве что не молились, пока банк не опротестовал ее чеки. Или мистер Молтби, пианист, которого часто вызывали прямо с уроков хорового пения, чтобы он помог полиции в ее расследованиях. Все были уверены, что он продолжает "помогать" им и по сей день: его чемодан до сих пор лежал в подвале. Некоторые из учителей, и главным образом Марджорибэнкс, настаивали на том, чтобы открыть этот чемодан. Они уверяли, что там хранятся пресловутые пропавшие вещи: например, портрет мамы-ливанки Апрахамяна, обрамленный серебром, или швейцарской работы армейский складной ножичек Бест-Ингрэма, или часы Воспитательницы. Но несмотря на их настойчивые просьбы, лицо Тэрсгуда оставалось невозмутимым. Всего пять лет прошло с тех пор, как он унаследовал школу от своего отца, но за это время он уже успел понять, что некоторые вещи лучше держать под замком.


В первом предложении: "если бы старина майор Довер не разбился насмерть" — это неверно, конечно. Он внезапно скончался во время скачек (от инфаркта, скорее всего), а не разбился на них.

"Он принадлежал к той же жалкой касте, что и миссис Лавдэй - та самая, что носила каракулевый жакет и на которую разве что не молились, пока банк не опротестовал ее чеки". В оригинале: "... stood in for junior divinity...", т.е. эта мисс Лавдэй заменяла учителя теологии (или Божьего закона, если угодно) в младших классах.

И вот показательный пример: "or the late Mr Maltby, the pianist who had been called from choir practice to help the police with their enquiries, and for all anyone knew was helping them to this day, for Maltby's trunk still lay in the cellar awaiting instructions", а в переводе: "Или мистер Молтби, пианист, которого часто вызывали прямо с уроков хорового пения, чтобы он помог полиции в ее расследованиях. Все были уверены, что он продолжает "помогать" им и по сей день: его чемодан до сих пор лежал в подвале". "for all anyone knew" просто искажено в переводе, но интересней, как кавычки вокруг "помогать" в переводе грубо разрушают какую-никакую иронию оригинала. Переводчик не может удержаться от разъяснения оригинала — вечная болезнь русского литературного перевода.

В общем, лучше по-английски, конечно.

Завтра начну "The Honourable Schoolboy", наверное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments