Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о культовых книгах

Что-то достали особенно в последнее время гневные обвинители Кундер, Павичей, Умбэрт Эк и Муракамь. Становится модным не любить модное. Впрочем, вру: это всегда было модным. Может, просто меня случайно захлестнула особенно высокая волна.

Что упускают все протестанты против культовых книг — тот факт, что Диккенс тоже был культовым, в своё время. Гемингвей был культовым писателем. И Флобер. А уж про Эдгара По и говорить нечего.

Хороший зарубежный писатель часто становится культовым сразу после того, как читатели данной страны узнают его в переводах. Появляется момент (в физическом смысле) спроса, который легко и логично, с коммерческой точки зрения, удовлетворить появлением новых переводов. Бывает, конечно, что хороший писатель не проходит сквозь процедуру культового обожания, и тем не менее занимает в конце концов почётное место в литературном сознании страны. Но вряд ли это зависит от самого писателя и его книг — скорее от текучки и коньюнктуры на книжном рынке, пресыщенности или, наоборот, увлечённости сегодняшними кумирами, и другими подобными факторами.

Наверное (думаю я теперь), когда я не читал Кортасара в 18 лет, потому что все, абсолютно все вокруг меня его читали, и я решил не быть как все и отложил чтение Кортасара на пару лет — наверное это не было оригинальным поступком с моей стороны, не было избеганием клише, не было героическим нон-конформизмом. А просто было не-чтением Кортасара, которое в конце концов перешло в чтение, после двух- или трёх-летней довольно никчемной задержки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →