Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

булгаков по-английски

Сначала ссылки:


На рассылке переводчиков возник спор о том, какой из переводов лучше (есть ещё два перевода кроме этих - Мирры Гинзбург и "Diana Burgin and Katherine O'Connor", о них речь пока не заходила). Я посмотрел немного, любопытства ради. Оба перевода оставляют желать лучшего, но всё же Glenny явно лучше P&V, по той простой причине, что в переводе P&V совершенно ужасный, искусственный, зачастую даже корявый английский язык.

Например, название первой главы ("Никогда не разговаривайте с неизвестными") переведено в P&V как "Never talk with strangers" — брр, ужас какой. У Glenny — нормальное "Never talk to strangers".

В общем и целом у P&V видно больше внимания к нюансам русского оригинала, чем у Glenny, но корявость языка перевода совершенно это внимание нивелирует и перекрывает. Мне неприятно думать о том, что многие англоязычные читатели наверняка читают этот перевод и думают, что в этой корявости и странности заключена глубокая правда, что это, дескать, отличное представление по-английски сложного стиля Булгакова... эх!



Вот ещё несколько примеров, как из обсуждения на рассылке, так и найденных мной:

  • — Дайте нарзану, — попросил Берлиоз.
    Glenny: 'A glass of lemonade, please,' said Berlioz.
    P&V: 'Give us seltzer,' Berlioz asked.

    Выбор P&V здесь мне нравится больше, чем Glenny. "Seltzer" аналогично "нарзану" сразу в нескольких аспектах: тоже минеральная вода, тоже названа по имени источника, тоже использовалась не только для вод этого источника, но в общем значении минеральной воды, тоже звучит более или менее архаично в современном языке. С другой стороны, если равняться на время написания романа, то, возможно, лучше просто "mineral water" или "Narzan water".
  • Тут приключилась вторая странность, касающаяся одного Берлиоза.
    Glenny: Then occurred the second oddness, which affected Berlioz alone.
    P&V: Here the second oddity occurred, touching Berlioz alone.

    И так практически везде: где у Булгакова "тут" в значении "тогда, в этот момент", у P&V это ужасное "here".

  • На темном фоне фотографической бумаги отчетливо выделялись черные
    писаные строки:
    "Доказательство мой почерк моя подпись молнируйте подтверждение
    установите секретное наблюдение Воландом Лиходеев".
    Glenny: On a dark sheet of photographic paper the following lines were clearly visible :
    'As proof herewith specimen my handwriting and signature wire confirmation my identity. Have Woland secretly followed. Likhodeyev.'
    P&L: On a dark background of photographic paper, some black handwritten lines were barely discernible:
    'Proof my handwriting my signature wire urgendy confirmation place secret watch Woland Likhodeev.'

    Здесь P&V, вопреки их обычному вниманию к нюнсам текста, переворачивают смысл Булгакова с ног на голову. "Отчётливо выделялись" становится "barely discernible". What were they thinking??

    "Clearly visible" Glenny, конечно, лучше, но тоже не очень подходит к "выделялись". И оба переводчика, на мой взгляд, бездумно перевели "на фоне", используя "on", вместо более точного "against".

    Мой вариант (критические замечание и другие варианты приветствуются):

    Against the dark background of photographic paper the following lines in black handwriting stood out clearly:

    "Proof my handwriting my signature wire confirmation immediately have Woland secretly followed Likhodeev"


А вообще-то, судя по отзывам разных людей в сети и ньюсгруппах, лучше всех — перевод Burgin и O'Connor, но его в сети нет, так что сравнить сейчас не могу. Надо будет посмотреть в библиотеке, если найду время на это. Кто-нибудь видел его вообще, пробовал читать?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →