Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

moose, transparent

о статуе джефферсона

Муниципальный совет Нью-Йорка единогласно проголосовал за то, чтобы убрать из зала заседаний муниципалитета статую Томаса Джефферсона, потому что он был рабовладельцем и все такое. Статуе из крашеного гипса (копии такой же бронзовой в Вашингтоне) почти 200 лет, хотя в этом конкретном зале она стоит чуть более ста лет, до того путешествовала по разным местам в Нью-Йорке. Теперь собираются перенести ее в здание Нью-Йоркского исторического общества.

Я прочитал об этом в Нью-Йорк Таймс. В отличие от десятков подобных историй о разрушении или удалении всяких статуй, которые произошли в прошлом году в Америке и других западных странах, в этой есть два обстоятельства, которые позволяют сохранять некоторый оптимизм:

Во-первых, кураторы Нью-Йорского исторического общества уже заявили, что если статую перенесут к ним, они поставят ее на видном месте у входа в здание. "Мы считаем, что историю надо не хоронить, а показывать во всех ее противоречиях".

Во-вторых, и это особенно интересно, из 817 комментариев на сайте NYT, подавляющее большинство - по моей оценке, явно больше 700 - крайне отрицательно относятся к этому решению и всячески ругают муниципальный совет. Подчеркну, это читатели Нью-Йорк Таймс, а не зрители Фокс Ньюз. Очень много комментариев в духе "я левый/демократ, но этот идиотизм уже совсем достал".

Посмотрим, как будет дальше.
moose, transparent

спускались в шахты с нелитературными целями

Лет шесть или семь не видел имя Дивова (российский фантаст) и почти забыл о его существовании.

А тут. А тут, оказывается, такое движение, такая эволюция.

Звезды над Донбассом, импровизированная агитбригада, мемориалы воинской славы!

"Учредитель «Звезд над Донбассом», председатель Общественной палаты ДНР Александр Кофман, с самого начала замахнулся именно на фестиваль. И в этот раз оргкомитет с неожиданным блеском, несмотря на поразившие Донецк ковидные ограничения, вытянул "ЗнД" на уровень даже не городской, а республиканский и межреспубликанский.
Намеренно избегаю слова "международный", хоть оно и есть в названии фестиваля, ведь народ, включая тот, что приехал из Германии и Израиля, Белоруссии, Абхазии и Южной Осетии, собрался в Донецке один — советский.
Как и было задумано, "ЗнД" проходил по всему городу на множестве площадок, а импровизированная агитбригада поэтов и бардов каждый день ездила по воинским частям. Да, по техническим причинам наши звезды побывали не над всем Донбассом, но над немаленькой его частью — реально. Еще они посетили мемориалы воинской славы и спускались в шахты, но уже с нелитературными целями."
moose, transparent

еще раз о нобелевке

За последние два дня я прочитал десятки объяснений того, как устроена Нобелевская премия мира, кому ее дают и не дают, что означает "мира" в ее названии, и главное - почему ее никак, вот абсолютно никак не мог в этом году получить Алексей Навальный. Многие из этих объяснений были смехотворными; некоторые выглядели вполне даже убедительно. Но одно объединяло их все - когда они были написаны: после объявления премии. Хоть бы кто-то один написал подробно и убедительно за день или неделю до объявления - "я абсолютно уверен, что Навальный ее не получит, и вот почему". Но вот нет, как-то не нашлось. То, что разные сайты букмекеров, журнал "Тайм" итд. ставили Навального на первые места в их списках предсказаний - это я нашел, да. А вот объяснения, почему это точно невозможно - только постфактум.

Ну да ладно. Мне не хочется спорить с этими объяснениями. Я вовсе не знаток того, как работает нобелевский комитет. Но когда такие объяснения плавно переходят в то, почему это совершенно закономерно и правильно, что премию получил Дмитрий Муратов, у меня что-то ломается в голове и не могу дальше читать с добродушным "да-да, ладно..." Слишком очевиден абсурд происходящего, и слишком очевидно, как вы попытке справится с этим абсурдом люди судорожно пытаются натянуть сов на глобусы. Это глупое занятие. Они не налезут.

Друзья, при потравленном "Новичком" и сидящем в тюрьме Навальном давать премию Муратову - это очевидный абсурд, граничащий, извините, с идиотизмом. Это фигуры разного масштаба, разного влияния на происходящее в стране, разного всего. Если вообще обращать международное внимание на происходящее в России, есть один очевидный кандидат на эту премию, и даже если соглашаться с вашими постфактумными объяснениями, почему он не торт, другие в этой роли выглядят не очень. Это просто очевидно. Можно с этой очевидностью бороться, придумывать какие-то объяснения "на сложных щщах", но зачем?

При этом я совершенно не критикую Дмитрия Муратова. Он оказался в нелегком положении и пока что выходит из него с завидным достоинством (я прочитал его длинное интервью на "Эхе Москвы").

Всем этим, которые продолжают убеждать, как это логично и правильно, что именно Муратов, следует задать себе всего один вопрос. Представьте себе, что все-таки каким-то странным образом случилось так, что премию все-таки присудили Навальному. Прикиньте, сколько людей после этого отреагировали бы так: "Как странно! Почему не Муратову?"

Представили? Прикинули? Вот то-то и оно.
moose, transparent

вкратце

Это немного парадоксально, но не знаю, как по-другому сказать: если бы Нобелевский комитет вообще не дал бы премию мира никому из России, то его трусость не была бы столь очевидна.
moose, transparent

чечня сегодня

Понравился рассказ о путешествии в Чечню Юрия Болотова, увиденный в фейсбуке. Скопирую его сюда целиком, кроме фотографий, их всего несколько; оригинал тут. Если кто-то знающий хочет подтвердить или наоборот опровергнуть фактические стороны рассказа о Чечне сегодня, буду признателен.

Юрий Болотов

Рамзан Кадыров и сайт Visit Chechnya говорят, что Чечня — земля героев. На новогодних каникулах я побрил голову под машинку, стёр ацетоном лак с ногтей и улетел отдыхать в Грозный.
Грозный — типичный южный город. Разросшаяся на километры одноэтажная станица, в центре которой есть одна городская улица. На ней находятся: огромная мечеть, национальный музей, парадные здания, площади и скверы, несколько торговых центров, полдюжины высоток. Строительство главного полукилометрового небоскреба, башни «Ахмат», заморозили пару лет назад за ненадобностью, и вместо него — бесконечный забор.

Центральная улица сперва называется проспектом Владимира Путина, а после реки Сунжи — проспектом Ахмата Кадырова. На восстановленных как бы под старину и уже немного разваливающихся панельных многоэтажках вдоль проспекта встречаются огромные плакаты с Путиным, Кадыровым, а также Путиным и Кадыровым, пожимающими руки.
Проспект Ахмата Кадырова упирается в площадь Минутка. От прежней площади ничего не осталось.

Знакомые по теленовостям топонимы включают в голове стереоэффект. На этом месте стояли сгоревшие бтры и лежали в весенней грязи разорванные в мясо солдаты-срочники из репортажей Невзорова. В этом пригороде петербургский омон во время зачистки просто так убил 56 мирных жителей, включая беременных женщин и детей, и омоновцам ничего за это не было. У этого памятника дружбе народов продавали рабов-славян. А тут был фильтрационный концлагерь для «террористов» — хотя почему был, он и сейчас есть.

Чечня пережила естественную десоветизацию. Памятник Ленину в центре Грозного снесли после путча в 1991 году. Здание местного комитета партии (оно же — президентский дворец Дудаева) взорвали федеральные войска в 1996 году. Многие улицы уже в этом десятилетии переименовали на новый лад: был проспект Кирова — стал Мохаммеда Али, была улица Маяковского — стала Нурсултана Назарбаева. На каждого красного комиссара найдётся свой исламский богослов и принц восточного эмирата.

Грозный производит впечатление пустынного города для автомобилистов. У многих улиц нет нормальных обочин для пешеходов. Все ключевые здания окружены высокими заборами, а подъезды к ним перекрыты шлагбаумами с охранниками. Комплекс зданий МВД и ФСБ выглядит как военная база. Уличная жизнь появляется либо на проспекте Путина, либо на вещевом рынке «Беркат». После 21 часа город совсем вымирает.

Новые и восстановленные здания стараются стилизовать под вайнахские родовые башни или что-то условно ближневосточное. Так рождается свой локальный постмодернистский — не «лужковский», а «кадыровский» — архитектурный стиль.

И всё же в городе найдётся несколько «общественных пространств». Недалеко от площади Минутка «Стрелка» и Snøhetta сделали приятный парк Хусейна Бен Талала, похожий на Красногвардейские пруды у Сити. На холме над южной частью города построили обзорную площадку в виде серебристой лестницы, поднимающейся в небо — архитектор площадки, Хамид Тайценов, раньше тоже работал в «Стрелке». На том самом проспекте Мохаммеда Али есть скамейки и велодорожки. Снова «Стрелка»? Угадали.

В Чечне нет популярных федеральных сетей кафе, магазинов, аптек, кинотеатров, азс. В городе не встретишь курьеров доставки еды, а на машинах такси нет брендирования Яндекса. Это дополняет непривычную визуальную среду города.

Как и во многих регионах России, в республике нет ресторанной индустрии и культуры обслуживания. Зато в Грозном полно бургерных, которые выглядят как подделки под Макдональдс, Старбакс и другие сети. В местном кафе биг тейсти почти как настоящий, только котлета меньше и вкус разбалансирован.

Пик локального шика — панорамный ресторан «Купол» на 32 этаже одного из небоскребов (ужин на двоих — ₽3000). Там туристы могут выпить пива и попробовать национальную кухню. Например, аналог хинкала, жижиг-галнаш — пшеничные и кукурузные клёцки вместе с отварной жирной бараниной или колбасой из перерубленных субпродуктов. Национальная кухня — что в элитном ресторане в небоскребе, что дома у простой женщины в горной деревне — непритязательная. Но мне понравился творог со сметаной то-берам вприкуску с кукурузной лепёшкой сискал.

Случаются неожиданные встречи. В самом центре Грозного на проспекте Путина находится скандинавская спешалти-кофейня Søren. Сидя в уютном интерьере в окружении молодых чеченцев в шмотках Balenciaga, я запивал хорошим чёрным кофе (₽120) феноменально вкусную крафтовую вегетарианскую конфету из сухофруктов (₽80) и любовался, как за окном три десятка спецназовцев с автоматами охраняли новогоднюю ёлку.

Формально в Чечне безопасно: ваххабитское подполье в горах подавили к Олимпиаде 2014 года, оставшиеся радикалы уехали воевать в Сирию. В начале года Кадыров объявил, что в республике больше нет ни одного боевика, поэтому главной угрозой на улицах выглядят сами республиканские силовики. Их слишком много.

Во время прогулки без местного сопровождающего вас могут задержать плохо говорящие по-русски бойцы МВД. Угрожая автоматами, они осведомятся о целях вашей поездки, исподволь уточнят, не являетесь ли вы геем, прикажут удалить туристические фотографии. Даже после успешного прохождения проверки за вами ещё некоторое время будет демонстративно ехать автомобиль слежки.
(Нас с другом проверили уже на третий час в Грозном. Один из силовиков — молодой парень — был голубоглазым блондином невероятной красоты. В других обстоятельствах он мог бы не зарабатывать насилием, а быть моделью в инстаграме. Или тем, кем сам пожелает.)

Как мы знаем из показаний бывшего спецназовца Сулеймана Гезмахмаева, для местных жителей задержание вполне может обернуться пытками или расстрелом. Рамзан Кадыров назвал эти слова выдумкой — впрочем, ранее он также говорил, что связь убийц Бориса Немцова с Чечней является фантазией, а джинны существуют. Половину доходов консолидированного бюджета Чечни составляют прямые дотации из федерального центра, поэтому можно сказать, что всё это делается за ваши налоги для вашей безопасности при вашем молчаливом согласии.

Кавказские горы — главная достопримечательность республики. В горах есть два основных туристических направления: Аргунское ущелье (на юге) и самое большое озеро Чечни — Кезенойам (на юго-востоке; туда можно приехать и из Дагестана). Часто советуют побывать и у горного озера Галанчож. Оно находится в обезлюдевшем после 1944 года районе на границе с Ингушетией, добраться туда пока можно лишь на внедорожнике.

Чечня небольшая: из Грозного в горы можно доехать на Яндекс Go за полтора часа и ₽1500. Качество дорог — обычное для России, двухполосное шоссе спокойно превращается в грейдер. По пути встречаются блокпосты для проверки документов. Таксист предложит записать его телефонный номер, чтобы потом заказать машину обратно через WhatsApp. Водители в Чечне не только систематически не пристёгиваются сами, но и прячут ремни на задних сиденьях под спинки, чтобы ими нельзя было воспользоваться.

В Чечне много военных объектов — в Ханкале на выезде из Грозного так и сидит 42-я дивизия, а над обширным Аргунским ущельем с момента высадки десанта в декабре 1999 года доминирует база пограничников Тусхорой.

В Аргунском ущелье можно остановиться в новом горнолыжном курорте Ведучи. От Ведучей не стоит ждать размаха Красной Поляны: пока работает один подъёмник и два небольших отеля, обслуживание — сносное.
Collapse )
moose, transparent

о президенте шранке

Оказалось, что убили четырех президентов США, а я помнил только Линкольна и Кеннеди; устыдился и пошел читать страницу википедии
https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_United_States_presidential_assassination_attempts_and_plots. Прочитал про смерть Мак-Кинли и Гарфилда, и там заодно еще про неудавшиеся попытки тоже. Про Рейгана я знал, а что в Тедди Рузвельта стреляли, тоже не в курсе. И вот читаю, а там такое:

"Additionally, two presidents have been injured in attempted assassinations: Theodore Roosevelt (1912, by John Flammang Schrank; former president at the time) and Ronald Reagan (1981, by John Hinckley Jr.)"

И я такой - чтоооо? Рузвельта пытался убить... другой президент, уже бывший к тому времени? Но я что-то не помню это имя вообще, был вообще такой президент Шранк?

И тут до меня дошло, что я не так понял - это Рузвельт уже был бывшим президентом во время покушения. Но разобраться-то я разобрался, а осадочек остался. Как это было бы круто, если бы действительно президента пытался убить другой бывший президент! Скажем, проиграл выборы и ушел с поста, и теперь все знают, что есть такой обычай - надо попытаться убить нового президента. Но только самостоятельно, не пользуясь ничьей помощью. Если получится - возвращаешься на пост. Или садишься в тюрьму, а народ выбирает нового. Я пока не решил, как лучше.
moose, transparent

панегирик америке

Мне кажется, очень интересная запись от блоггера и генетика Разиба Хана: "Get lucky".

Хан уже много лет пишет известный блог о генетике под названием "Gene Expression" (но эта запись написана в личном блоге на новой модной платформе Substack). В 2015-м году газета Нью-Йорк Таймс предложила ему престижный контракт колумниста, но тут появились гневные статьи о том, что Хан в прошлом публиковался в том числе в журнале Taki's Magazine, известном своей бескомпромиссной политикой печатать сколь угодно одиозных авторов: там публиковались расисты (настоящие), отрицатели Холокоста, итд. итп. Нью-Йорк Таймс отозвала свой контракт, эта история наделала много шума и иногда ее называют одним из предвестников "культуры отмены" последних лет.

В заметке Хана есть немало интересного об его жизни, детстве в Америке (он прибыл в страну в пятилетнем возрасте с родителями, иммигрантами из Бангладеш), его увлечением генетикой, ДНК, секвенированием - в 2014-м году Хан секвенировал геном эмбриона своего нерожденного ребенка, вроде бы впервые в истории. Но кроме того он пишет о том, что невзирая на те трудности, с которыми он лично столкнулся, он убежден, что Америка остается самой свободной страной в мире, если ты хочешь свободно говорить все, что тебе хочется сказать, не оглядываясь на то, что это кому-то не нравится. Да, в современной Америке можно за это потерять место работы (или контракт в газете), и это плохо. Но Хан сравнивает это с тем, как в его родной Бангладеш в прошлом десятилетии религиозные активисты, вооруженные мачете, зарубили до смерти 11 блоггеров-атеистов - не всех сразу, а по одному, в их домах, в кафе или университетах - просто за то, что они писали блоги о том, что они атеисты.

Да, не везде в мире Бангладеш. Но почти во всех странах мира можно сесть в тюрьму за то, что высказываешь мысли, которые никому не угрожают, никаких гос. секретов не раскрывают, но не нравятся властям. Где-то вас посадят в тюрьму за оскорбление ислама или других религий. Где-то - за "призыв к нарушению территориальной целостности". Где-то за отрицание Холокоста. Где-то за оскорбительные слова о какой-то расе или этнической группе. Во многих местах сразу за несколько из этих вещей. Очень мало есть мест на земном шаре, где у людей есть свобода высказывать сколь угодно крамольные мысли. В Америке это право продолжает защищать Первая поправка к конституции, и она реально работает. Да, там (и в других западных странах) есть очень печальная тенденция последних лет к растущей нетерпимости к неортодоксальным мнениям. Но не забывайте о людях, которые сидят в тюрьмах по всему земному шару за то, что публично высказывали свои убеждения. И не забывайте о блоггерах-атеистах в Бангладеш.

Хан заканчивает свою заметку так:

"Три вещи я скажу вам с полной уверенностью:

Как и во всех случаях массового маразма в прошлом, подавляющее большинство молчащих людей не верят в глубине души в "истины", в которые мы якобы все должны слепо верить. Они переобуются на ходу, как только это будет безопасно. Может, когда вас гнобят, это не очень утешает, но в долговременной перспективе так и будет, можете быть уверены.

Никогда не было лучшего места на земле, чтобы быть "мыслепреступником", или чтобы тебя "отменили" за то, что ты сказал правду о чем-то. По-моему, это свидетельство того, что американцы прошлых поколений что-то сделали правильно. Они не были все дураками.

Я не знаю, как это все закончится, но меня устраивает то, как я использовал свой чудесный дар свободы. А вас?"


Разиб Хан в Америке 80-х
moose, transparent

статья гениса

Александр Генис в "Новой газете": Третьего не дано? Как я стал консерватором

Однако из статьи выходит, что то, что он стал консерватором, заключается в его неприятии всякой мути типа "критической расовой теории", и вообще всего этого движения "woke" и "cancel culture" и прогрессивного левого расизма-"антирасизма", которое в последний год особенно вспенилось и встопорщилось и лезет из под каждой лавки.

И это он правильно, по-моему, я поддерживаю. Но номенклатура чуть-чуть подкачала, почему это делает его "консерватором", непонятно. В Америке хватает, к счастью, голосов против всей этой мути и среди консерваторов, и среди либералов (взять хоть нашумевшее прошлым летом открытое письмо в Harper's).

Разумеется, в том, чтобы быть консерватором, тоже ничего ужасного нет. Просто - мухи отдельно, котлеты отдельно.
moose, transparent

битва за симпатии с ядром на ноге

Об израильской политике, отношениях с палестницами, и вопросе о том, "как убедить весь мир в нашей правоте" очень хорошо написал недавно cat_mucius в фейсбуке. Позволю себе процитировать почти целиком его запись. Полностью согласен с ним.

"Как израильтянин, я бы хотел добавить вот что: пытаться решать эту задачу в отрыве от остальных, куда более важных, означает ставить телегу впереди лошади.
У нас на Западном берегу проживает более 2.4 миллиона человек без гражданства, под контролем нашей армии, с постоянными ограничениями свобод, с какими никто из нас, скорее всего, в жизни не сталкивался - и без всякого плана с нашей стороны менять это положение вещей. Мы не хотим их в сограждане. Мы не хотим предоставить им независимость. Мы не оглашаем никакого плана поменять это положение вещей в ту или иную сторону. Мы только хотим, чтобы они сидели тихо, из года в год.
И главное - у нас за десятилетия этого положения стёрлось понимание, насколько оно НЕНОРМАЛЬНО.

Да, вина за это положение далеко не только на Израиле. Можно до бесконечности заниматься blame war, выясняя, чья доля вины увесистее, но факт в том, что эта ситуация ненормальна, она требует разрешения. Такого или иного, но разрешения. Невозможно требовать от этих миллионов принять своё нынешнее положение как естественное. Невозможно убедить весь мир, что так и должно оставаться ad infinitum, что эти миллионы заслужили навечно оставаться в униженном, подчинённом положении за грехи муфтия Амина аль-Хусейни, арабской антиизраильской коалиции 1948-ого года, Насера, федаинов, Хизбаллы, ООП и ХАМАС.

А никакой политической воли, кроме длить это положение ad infinitum я с нашей стороны, сорри, с 2007-ого года не вижу. Когда происходит очередное обострение, теракты, ракеты - у нас говорят, что нельзя делать ни шагу назад под огнём. В периоды затишья - зачем же что-то менять, когда и так всё неплохо, ведь наверняка же станет хуже. Понимания, что в разрешении этой уродливой ситуации есть ценность сама по себе, нет вовсе.

Так вот: невозможно выиграть битву за симпатии, сражаясь с таким огромным ядром на ноге. Тем более невозможно её выиграть, даже не понимая, насколько это огромное ядро на ноге.

Если человек посторонний спросит среднего палестинца, чего тот хочет, как должно выглядеть окончание конфликта - он вряд ли услышит, что Израиль должен быть уничтожен. Скорее всего, услышит он список вещей, которые сами по себе никаких эмоций, кроме сочувствия, не вызывают: независимость, самоуправление; свобода передвигаться внутри своей страны, оставлять и возращаться туда при желании; не подвергаться административным арестам, судиться нормальным судом своей страны, а не оккупационной армии.

Если же он спросит среднего израильтянина, каким должно быть окончание конфликта и как быть с палестинцами - что он услышит? Скорее всего, эмоциональное объяснение, какие те сволочи, с приведением длиннющего мартиролога нашей стороны.

При таком раскладе мы можем вести умнейшую, психологически тонкую, продуманную и притом честнейшую разъяснительную кампанию - и всё равно проиграем. Каким бы кудесникам от агитации, пропаганды, рекламы и пиара мы не поручили это дело - от их искусства и мастерства будет зависеть лишь скорость, с которой мы проиграем, но не сам проигрыш.

Невозможно убедить мир в своей моральной правоте, даже не понимая, в чём она должна заключаться."