Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

moose, transparent

про великую любовь

"Золотую тетрадь" Дорис Лессинг очень тяжело читать (мне). В некоторых ее частях увязаешь и с тоской ищешь палку, за которую можно себя вытащить. Но в ней также есть и отличные наблюдения, убедительные сцены и отличный юмор. Мне понравилось описание французского романа-сериала, которое цитирую ниже. Контекст: героиня романа внутри романа Элла - она героиня романа, который пишет героиня романа Анна - работает в лондонском журнале для женщин среднего класса "Женщины в семье", который она презирает. Начальница посылает ее в Париж поговорить с редактором похожего французского журнала о приобретении прав на перевод французского романа-сериала.

Редакция журнала «Femme et Foyer» («Женщина и домашний очаг») находилась на другом берегу реки, в самом сердце старинного здания, попасть в которое можно было только пройдя сквозь благородных очертаний огромную арку, под которой когда-то проезжали роскошные экипажи и где еще раньше толпились штурмовавшие здание солдаты, находившиеся в чьей-то частной собственности.

Редакция занимала дюжину умеренно современных и дорого обставленных помещений в ветшающей цитадели масонства, где и сейчас еще витали запахи феодализма, церкви. Эллу, а ее уже ждали, любезно препроводили в кабинет месье Брюна, где ее и принял сам месье Брюн — крупный холеный юноша, похожий на молодого быка; приветствуя ее, он продемонстрировал в избытке свои прекрасные манеры, под которыми ему все же не удалось скрыть полное отсутствие интереса и к самой Элле, и к предлагавшейся ему сделке. Он пригласил ее выпить вместе дообеденный аперитив. [...]

На деле Элла не собиралась покупать роман, такого намерения у нее вовсе не было, не было с самого начала; и это означало, что она впустую тратит время этого невероятно холеного, откормленного и безупречно корректного молодого человека... Проформы ради, Элла пустилась в объяснения, как надо будет адаптировать роман для Англии. Там шла речь о бедной юной сироте, которая скорбела о своей прекрасной матери, до времени сведенной в гроб жестокосердным мужем. Эта сирота росла в монастыре под присмотром добросердечных сестер-монахинь. Невзирая на все присущее ей благочестие, в пятнадцать лет она утратила невинность, пав жертвой бессердечного садовника, и, не в силах больше смотреть в глаза добродетельным сестрам из обители, она сбежала в Париж, где цеплялась (ведя себя порочно, но сохраняя немыслимую чистоту души) за разных мужчин. Они сменяли друг друга, и все они без исключения предательски бросали бедняжку. Наконец, когда героине исполнилось двадцать (к тому времени она уже успела пристроить рожденного вне брака малютку под крыло еще одной команды добрых сестер-монахинь), ей повстречался помощник булочника, чьей любви она не смела отдаться, считая себя крайне недостойной его высоких чувств. Она сбежала от этой любви, большой и настоящей, и прошла еще через несколько пар нелюбящих, жестоких рук, рыдая почти что непрерывно. И вот наконец помощник булочника (но только после того, как было употреблено необходимое и достаточное число слов) ее нашел, простил, пообещал ей вечную любовь, и страсть, и верную защиту. «Mon amour» — такими словами заканчивался этот эпос, — «mon amour, ведь я не знала, что, убегая от тебя, я убегаю от настоящей большой любви».

— Видите ли, — сказала Элла, — все это имеет настолько ярко выраженный французский аромат, что нам придется ваш роман переписать.
— Переписать? Но что вы имеете в виду? Вы о чем?

В его круглых, выпуклых, темно-карих глазах стояла обида. Элла едва удержалась от опрометчивого шага — она чуть было не начала сокрушаться по поводу тона повествования, в котором были тесно переплетены эротизм и религиозность...

Роббер Брюн сказал:
— Мне эта история показалась очень печальной; психологически она очень точна.

Элла сказала:
— Если бы мы решили его напечатать, нам пришлось бы его переписать, убрав монастыри, монашек, всю религию.
moose, transparent

единственный язык

В некоторых странах люди говорят по-английски. Но не так, как мы, прячущие родной язык в ручную кладь, в косметичку и английский использующие только в путешествии, в чужих странах и с посторонними. Это трудно себе представить, но английский — действительно их язык! Зачастую единственный. Им не к чему вернуться или обратиться в минуты сомнений.

Какими же потерянными они, должно быть, чувствуют себя в мире, где любая инструкция, текст самой дурацкой песенки, меню в ресторане, деловая корреспонденция, кнопки в лифте — всё существует на их приватном языке. Кто угодно может в любую минуту понять их слова, а записки, вероятно, приходится специально шифровать. Где бы они ни оказались, все имеют к ним неограниченный доступ — все и вся.

Я слыхала, что уже есть предложения взять их под защиту, быть может, даже выделить им какой-нибудь маленький язык, из тех, вымерших, невостребованных: пусть у них будет что-нибудь личное, свое собственное.

(Ольга Токарчук, "Бегуны")
moose, transparent

а мог бы и полоснуть

История про Кафку и девочку:
Живя в Берлине, Франц Кафка каждый день прогуливался по парку. Там он однажды встретил маленькую девочку, которая потеряла куклу и громко плакала. Кафка предложил ей помочь в поиске и встретиться на том же месте на следующий день.

Куклу знаменитый писатель, конечно, не нашел. Но зато принес написанное им от ее лица письмо. «Пожалуйста, не огорчайся моему отсутствию, — зачитывал вслух Франц. — Я уехала в путешествие, чтобы повидать мир. Буду писать тебе обо всех своих приключениях». Следующие несколько недель они встречались в парке, и писатель читал девочке письма, в которых кукла в красках описывала свою поездку.

Вскоре у Кафки случилось обострение туберкулеза, и ему потребовалось отправиться в санаторий в Вену. Перед этой поездкой, ставшей для писателя последней, Кафка встретился с девочкой и подарил ей куклу. Она была совершенно не похожа на ту, что девочка когда-то потеряла. Но к ней прилагалась записка: «Мои путешествия изменили меня».


А звали эту девочку... Альберт Эйнштейн!

(я проверил, эта история не современная выдумка. Ее рассказала Дора Диамант, последняя возлюбленная Кафки. Но кроме ее слов, других подтверждений нет, и она впервые рассказала ее через много лет после его смерти. История была опубликована в автобиографии Диамант в 48-м и в биографии Макса Брода в 1937-м. Мне не верится)
moose, transparent

двадцать лет прошло

В начале 90-х у меня была компания друзей-израильтян, я в ней был единственный "русский". Все познакомились даже не в интернете, а тогдашнем израильском предшественнике интернета (назывался "ультинет", никто не помнит сегодня, что это такое). Мы увлекались Дугласом Адамсом, Монти Пайтоном, ролевыми играми и сетевыми спорами, и часто встречались и все это вместе совмещали за пиццей. К концу 90-х у каждого была своя взрослая жизнь, мы почти перестали встречаться, но постановили в какой-то момент, что через 20 лет, 1 ноября 2019-го, встретимся за просмотром фильма "Бегущий по лезвию бритвы", потому что его действие происходит как раз в ноябре 2019-го.

Вот этот срок и пришел.

Правда, Н. сейчас живет в Лос-Анджелесе, Э. в Нью-Йорке, А. неожиданно в Киеве, Ш. в Лондоне, Д. где-то в Канаде, Т. в Сан-Франциско. Было бы здорово написать, что все они прилетели в Израиль для этой встречи, но увы; кто-то никак не может, у других были планы, но не вышло. Тем не менее -- Т., Г., Я., С., А. и я встретимся сегодня у Т. дома под Хайфой, поговорим со всеми вышеупомянутыми по Скайпу, и посмотрим "Blade Runner".

Двадцать лет прошло. Никаких незатертых слов по этому поводу я не могу найти, а затертыми словами передать то, что чувствую - не хочу.

Но мы соберемся сегодня вместе, и посмотрим "Blade Runner".
moose, transparent

американские акценты



Забавное видео, акценты 50 американских штатов (спасибо LanguageHat за ссылку). Звучит примерно так: легкий акцент, легкий акцент, вообще незаметно, легкий акцент, девушка из Бостона выходит и говорит какую-то тарабарщину на инопланетном языке, легкий акцент, легкий акцент...



P.S. Бонус-видео - 17 английских акцентов:

moose, transparent

берлин

Проведу два ближайших дня в Берлине. Если кто-то хочет встретиться/познакомиться, пишите почтой (avorobey@gmail.com) или тут.

Update: Всем, кто хочет встретиться в Берлине: завтра утром (в субботу) в кафе Commonground, Rosenthaler Str. 1, в 11:00, поздний завтрак. Извините, что не всем пишут лично, не успеваю. Буду рад всех видеть, кто может придти. Если нам там не понравится, перейдем в какое-то соседнее место на Rosenthaler Platz, пишите если что.
moose, transparent

таков транзит

В конце 18 века жил в Шотландии поэт и философ по имени Джеймс Битти (James Beattie). Всю жизнь он прожил в Абердине (третьем по размеру городе Шотландии, после Глазго и Эдинбурга), там учился и преподавал в университете. Время от времени публиковал поэмы и философские трактаты.

В начале 1770-х что-то случилось, неуловимо повернулось в настроениях читающей публики, и несколько его книг очень всем понравились, особенно эссе "О природе и неизменности истины" (возможно, тем, что спорило с Давидом Юмом, которого как раз тогда не любили) и поэма "Менестрель". Им восхищались, хвалили, жаждали познакомиться в лучших домах столицы. В 1773-м году Битти решился на долгую поездку в Лондон, и провел там с женой полгода. За это время он всех увидел (включая короля, который пожаловал ему пенсию), получил почетную степень Оксфордского университета и побывал на всех приемах. Сразу по нескольким каналам стали хлопотать о более почетном и заметном месте для него, чем захолустный Абердин.

Битти вернулся домой и... что-то не пошло. Какие-то планы провалились, на другие, не столь престижные, он не захотел менять привычный дом и колледж. В общем, он остался в Абердине и продолжал писать трактаты и поэмы, но что-то опять неуловимо повернулось, и вся слава и известность как-то быстро просочились сквозь землю. Читающая публика нашла себе новых кумиров. Битти оказался прочно забыт.

Кроме одного обстоятельста. Во время своего путешествия в Лондон Битти вел очень подробный дневник, в котором записывал вообще все. Как он ехал из Абердина, на каких перекладных, с какими остановками. Как искал дом в Лондоне, чтобы арендовать на полгода, с кем торговался. Какая погода была каждый день, как он ходил туда-то, встречался с тем-то, где обедал, сколько стоило. Вообще все, очень подробно. И оказалось, что вот этот дневник очень пригодился историкам - столь подробных описаний повседневной жизни, столичных нравов и светских манер раз-два и обчелся. Нельзя сказать, чтобы он стал популярен (как другой дневник, Самуэля Пипса, написанный на сто лет раньше), но историки его знают, пользуются, читают. В отличие от поэм и трактатов, которые, кажется, уже очень давно не интересуют никого кроме ну уж совсем дотошных литературоведов той поры.

Вот такая история.
moose, transparent

idioms are hard

В романе "Над пропастью во ржи" Сэлинджера (перевод Райт-Ковалевой) есть такое место:
"В Хуттонской школе я как-то прочитал одну книжку про одного ужасно утонченного, изящного и распутного типа. Его звали мосье Бланшар, как сейчас помню. Книжка гадостная, но этот самый Бланшар ничего. У него был здоровенный замок на Ривьере, в Европе, и в свободное время он главным образом лупил палкой каких-то баб. Вообще он был храбрый и все такое, но женщин он избивал до потери сознания."


В оригинале же это выглядит так:
I read this book once, at the Whooton School, that had this very sophisticated, suave, sexy guy in it. Monsieur Blanchard was his name, I can still remember. It was a lousy book, but this Blanchard guy was pretty good. He had this big chateau and all in the Riviera, in Europe, and all he did in his spare time was beat women off with a club. He was a real rake and all, but he knocked women out.

Тут дело в том, что "beat women off with a club" не означает "лупил палкой каких-то баб", это означает что-то вроде "ему чуть не палкой приходилось отбиваться от женщин". Это идиома. Обычно говорят "beat [кого-то] off with a stick", с палкой, но дубинка (club) тоже подходит. Никаких избиваний дубинкой в буквальном смысле там нет, только в переносном.

(Как часто бывает в английском языке, надо отслеживать так называемые "фразовые глаголы", здесь это beat off. "Beat [somebody]" - избивать кого-то, "beat [somebody] off" - отбиваться от кого-то. Очень важное отличие.)

Кроме того, "knocked women out" тоже, вы будете смеяться, не означает, что Бланшар посылал женщин в нокаут, несмотря на то, что слово "нокаут" действительно происходит от knock out. Но у этого фразового глагола тоже есть переносное значение - "очень нравиться". Он очень нравился женщинам, этот Бланшар, они от него млели, вешались ему на шею, складывались штабелями. Никакого садомазохизма.

Окей, что еще надо упомянуть? Во-первых, это наблюдение не мое, эту любопытную ошибку заметил писатель и профессор-славист Рид Джонсон в статье в Нью-Йоркере в 2013-м "If Holden Caulfield Spoke Russian". Хорошая статья. Во-вторых, в недавнем новом русском переводе Максима Немцова ("Ловец на хлебном поле"), эта ошибка, увы, присутствует в том же виде: "... а делал он в свободное время вот что – он баб дубинкой охаживал. Первостатейный подонок и всяко-разно, но баб с ног сшибал будь здоров."

На этом можно было бы закончить. Или, может, пройтись под конец в очередной раз по адресу "советской школы перевода", и на этом закончить. Но моя дотошность настойчиво порекомендовала мне проверить еще какие-то переводы, и я взялся за французские.

И что же вы думаете? "The Catcher in the Rye" существует в двух переводах на французский. Старый, из 50-х, переводчик Жан-Батист Росси, и новый, из 90-х, переводчица Анни Сомон. Оба из них допускают ту же ошибку, что и русские переводы, в отношении фразы "beat women off with a club" (со второй фразой у них выходит лучше).

Jean-Baptiste Rossi:

"C'était un sale bouquin, mais ce gars Blanchard s'y connaissait. Il avait ce grand château et tout sur la Riviera, en Europe, et tout ce qu'il faisait de son temps, c'était de battre les femmes à coups de canne. C'était un vrai sadique et tout, mais il plaisait vachement aux femmes."

Annie Saumont:

"Un livre pourri mais ce Blanchard était pas mal. Il avait un grand château et tout en Europe, sur la Riviera, et là il passait son temps à battre des femmes à coups de club de golf. C’était un vrai tombeur et tout; les femmes lui résistaient pas."

Ну что можно сказать? Идиомы - тяжелая штука. Как мы вообще что-то понимаем и воспринимаем в переводах - остается несколько загадочным явлением. Если кто-то хочет и может проверить еще какие-то переводы этого отрывка на другие языки, поделитесь результатами, мне любопытно.
moose, transparent

жизнь повторяет искусство: солсбери

mi_b заметил, что сегодняшнее интервью Петрова-Боширова на РТ почти без изменений повторяет вчерашнюю сатирическую статью в Newsthump (что-то вроде британского The Onion). Статья называется "Подозреваемые в отравлении Скрипалей просто ну очень любят Солсбери, настаивает Владимир Путин".

Петров: "Друзья нам давно уже советовали посетить этот прекрасный город."

Статья: "Once described as a must-see by Magenta de Vine, Petrov and Borishov admitted they were lured by the city’s magnificent thirteenth-century cathedral, which houses the Magna Carta and other extremely interesting relics worth getting on a plane and travelling three-thousand miles at a moment’s notice."

Боширов: "Там есть знаменитый собор, Солсберийский собор, он знаменит не только во всей Европе, он знаменит во всем мире, он знаменит своим шпилем, 123-метровым, он знаменит своими часами, самыми первыми часами, которые были изобретены в мире, которые до сих пор идут."
moose, transparent

лытдыбр

В Литве и Польше ближайшую неделю. Друскининкай, затем немного Вильнюс и пару дней в Варшаве. Если кто-то хочет пересечься, пишите (лучше всего почтой, avorobey@gmail.com).

Друскининкай милый курортный городок (впервые здесь), расслабленный и без толп. На улице часто слышен израильский русский (с вкраплениями иврита). Потрясающий веревочный парк One, где даже пятилетние малыши летают на карабинах.

Говорят, в санатории "Беларусь" есть комплексный обед из советских времен, ностальгический, с первым, вторым и третьим блюдами. Не уверен, что во мне настолько сильна ностальгия, колеблюсь.